Взгляд

Дело Киршенбаум и дело Нетаниягу — почувствуйте разницу

Неравенство Мандельблита: Перед законом все равны, но некоторые равнее 

Вот уже несколько дней все СМИ обсуждают якобы ведущиеся переговоры о досудебной сделке (точнее – внесудебной, потому что суд уже начался и вовсю идет) между юридическим советником правительства Амихаем Мандельблитом и Биньямином Нетаниягу. Если верить утечкам, по условиям сделки Нетаниягу признает себя виновным в злоупотреблении общественным  доверием, получит общественные работы сроком от трех до шести месяцев, и удалится от политической деятельности. Комментарии журналистов по этому поводу самые разные.

Под неожиданным углом рассматривает юридическую коллизию известная тележурналистка Дана Вайс в статье «Мандельблит провалил тест Нетаниягу», опубликованной на сайте 12-го канала.
Она сравнивает  поведение юридического советника в двух историях, связанных с обвинениями в коррупции: заместителя министра Фаины Киршенбаум и  главы правительства Биньямина Нетаниягу.  И, соответственно, — поведение двух обвиняемых.

На днях Фаина Киршенбаум начала отбывать вынесенный ей судом десятилетний срок тюремного заключения. Как замечает Дана Вайс, суд признал Киршенбаум виновной в нарушении закона. Но преступления, за которые ее осудили,  точно не дотягивают по своей тяжести до преступлений, которые обвинение выдвинуло против Нетаниягу. 

И что теперь? Нетаниягу призна́ется в паре случаев злоупотребления общественным доверием на высшем посту государства и за это три месяца будет по нескольку часов в день работать в сфере обслуживания, возвращаясь каждый день домой. А Фаина будет работать на тюремной кухне десять лет. 

Ей тоже советовали заключить досудебную сделку. Говорили, что иначе она дорого заплатит. Но она настаивала на своей невиновности. Дана Вайс пишет, что Фаина Киршенбаум верила, что ей удастся отстоять свою невиновность. Она оплачивала  услуги адвокатов из своего кармана, и даже продала дом для того, чтобы получить для этого деньги. При этом она никогда не выступала с нападками на систему правосудия, на полицию и прокуратуру.

Нетаниягу избрал другую линию поведения. Он постоянно атаковал следователей полиции, прокуроров, самого юридического советника, утверждая, что они «шьют ему дело». Он постоянно утверждал, что докажет, «что ничего не будет, потому что ничего не было». А теперь он пожинает плоды такого своего поведения. Тот самый юридический советник правительства, которого Нетаниягу обвинял в тенденциозности,  готов заключить с ним сделку на более чем удобных для Нетаниягу условиях. Хотя в прокуратуре уверены, что есть неопровержимые доказательства как минимум двух тяжких преступлений со стороны Нетаниягу.
Дана Вайс напоминает, что с Киршенбаум прокуроры вели себя в суде очень жестко, да и сделку ей предлагали далеко не на таких условиях, как предлагают Нетаниягу.  Речь шла лишь о сокращении срока тюремного заключения, а когда Киршенбаум решила отстаивать свою невиновность в суде, ей в отместку дали срок по максимуму.

Прокуратура убеждена, что с коррупцией надо бороться бескомпромиссно, и дело должно решаться не в закулисных сделках, а в зале суда. «Есть тест Киршенбаум, и есть тест Нетаниягу, и тест Нетаниягу разительно отличается», — отмечает Дана Вайс.  И если все граждане перед правосудием равны, то чем объяснить столь разительный разрыв в отношении правосудия в делах Кишенбаум и Нетаниягу?

Автор статьи признает, что есть случаи, когда досудебная сделка оправдана, она является вынужденным злом. Но в делах о коррупции в высших эшелонах власти, как в случаях с Киршенбаум и Нетаниягу, истина должна выявляться только в зале суда. Приговор в таких делах имеет большое общественное значение.

По мнению Вайс, Мандельблит делает большую ошибку, полагая, что удаление Нетаниягу из общественной жизни путем определения его преступлений «позорными» можно будет считать успехом юридической системы. На самом деле он должен сосредоточиться на ведении судебного процесса, предъявлении доказательств со стороны обвинению, и предоставить суду определить меру вины или невиновности подсудимого. В данном случае не должно быть другого варианта –сделки с подсудимым.

Дана Вайс пишет, что юридический советник действовал в полном соответствии с этим принципом в деле Киршенбаум, но почему-то «забыл» об этом в деле Нетаниягу. Киршенбаум наивно поверила в систему правосудия. Нетаниягу избрал другую тактику, непрерывно атакуя органы правосудия, и, как видим, этот метод себя оправдывает. Пока Киршенбаум сидит в тюрьме, Нетаниягу будет путешествовать по миру и проводить время в фешенебельных отелях на экзотических островах.  Нетаниягу доказал, что он и впрямь находится «в другой лиге». И этот разрыв между правосудием в отношении Киршенбаум и  Нетаниягу – на совести Амихая Мандельблита. Такое наследство Мандельблит оставит после себя.  

Михаил Вайнберг

Метки (тэги)

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы