Взгляд

Авигдор Либерман: «Мы это делаем, и делаем только мы»

Эксклюзивное интервью министра финансов главному редактору издательского дома «Новости недели» Леониду Белоцерковскому 

Новое правительство Израиля существует около полугода, однако споры по поводу не только его решений, но и самого его существования не утихают. Пожалуй, более всего обсуждений, тревог и надежд вызывают действия самой заметной фигуры этого правительства – министра финансов, главы партии НДИ Авигдора Либермана. 

Он согласился ответить на вопросы главного редактора издательского дома «Новости недели» Леонида Белоцерковского.

— Недавно вы заявили, что после принятия бюджета Биньямин Нетаниягу вас больше не интересует, так как перестал быть релевантной фигурой в политике. Значит ли это, что большая часть ваших политических усилий в последние годы была сосредоточена именно на борьбе с Нетаниягу, и что именно двигало вами в этой борьбе? Насколько уютно вы чувствуете себя в нынешнем правительстве? И есть ли для вас некая красная черта, переход за которую побудит вас покинуть коалицию?

— Поскольку в вашем обширном вопросе содержится несколько, я вправе выбирать, на какой из них отвечать первым. 

Начну с того, насколько уютно мне в нынешнем правительстве. Тот, кто ищет в политике уют, неправильно выбрал профессию. Я ищу другое: возможность реализовать свои замыслы, свое видение ситуации, влияния на нее. В существующем правительстве я эту возможность получил.

Нам удалось провести бюджет и закон о хозяйственном регулировании, в которых заложено около сорока реформ. Такой масштабной программы коренных перемен не было десятилетия, каждый из нас почувствует ее реализацию на себе. 

Да, коалиция неоднородна, между разными ее  частями существуют непреодолимые идеологические разногласия, но мы собрались вместе не для обращения друг друга в свою веру, а для управления страной. Это правительство хоронили с момента его создания, предрекали развал через неделю, месяц, три, паралич при принятии любого решения, однако  смотреть надо на результат.

Я состоял во многих правительствах, но не припомню ни одного, которое работало бы так слажено и ответственно. Министры занимаются своими делами, не вмешиваясь в функции друг друга, каждый понимает, что от него зависит существование коалиции и стремится соблюдать договоренности, достигать компромисса. В принятии решений исчезла истерия, характерная для прежней власти. 

И вот теперь о ней. Вы совершенно неправильно сводите мою политическую программу последних лет к противостоянию с Нетаниягу и определяете ее цель как смещение его с поста премьера. Именно так трактуют наши разногласия он сам и ликудовские пропагандисты, потому что в их вселенной весь мир вращается вокруг Биби и его премьерского кресла. 

Разногласия наши в другом. Нетаниягу и его окружение видели (и продолжают видеть) смысл и цель политики Израиля в сохранении Нетаниягу во главе правительства Израиля. На этом и была сосредоточена вся политическая (да и не только) жизнь в стране в течение трех-четырех лет. 

Я же убежден, что у нашей страны и ее народа есть масса других задач, проблем и вызовов. Но поскольку ничем этим Нетаниягу заниматься не давал, устранение его от власти стало условием продвижения страны вперед. Не будь этого, не удалось бы создать это правительство, которое, судя по вашему вопросу, вызывает у вас столько скептицизма, мы бы продолжали ходить на выборы каждые четыре месяца до сих пор. А так – занимаемся делом, а не удовлетворением амбиций одного человека, одной семьи и его окружения. Это непозволительная роскошь для такой страны, как наша.

— Еще несколько лет назад было трудно представить, что НДИ станет частью коалиции, в которую входит арабская партия. В итоге именно вы стали тем самым главой минфина, при котором арабский сектор получил невиданные прежде суммы на свои нужды, отнюдь не став при этом более лояльным к государству. Что изменилось в ваших взглядах в этом смысле за последнее время?

— Речь идет о партии РААМ и ее лидере Мансуре Аббасе, разумеется? А ну проверьте себя – когда вы и уж точно ваши читатели впервые услышали и это имя, и название этой партии? 

Я могу точно назвать этот момент, не рискуя ошибиться в 99 случаях из ста. Это было, когда тот самый Биньямин Нетаниягу начал ухаживания за Мансуром Аббасом, приглашая его к себе в резиденцию на улице Бальфур (не раз!) и обещая пост министра в будущем правительстве. До этого его доверенный приближенный и бывший глава канцелярии Натан Эшель опубликовал в качестве пропагандистской артподготовки две статьи о естественности союза «Ликуда» с арабскими лидерами Израиля. 

То есть привлечение Мансура Аббаса с его партией РААМ в политический истеблишмент — целиком и полностью заслуга Биньямина Нетаниягу. Это была его политическая стратегия в перспективе формирования будущей коалиции. Там Аббасу и РААМ было забронировано место. Известно, что он обещал Аббасу дать больше, чем предложат его соперники. И «Ликуд», и его верные партнеры ультраортодоксы ждали «естественного арабского союзника» с распростертыми объятьями. У них не получилось только потому, что воспротивился этому – исключительно по своим политическим, электоральным соображениям – Бецалель Смотрич. 

И как только не получилось у них, они стали честить нынешнюю коалицию проарабской и предательской! То есть обвинять в сотрудничестве, которому же сами выдали удостоверение в кошерности, когда готовили его для себя. Чистое лицемерие и ложь.

Теперь по поводу упреков мне и НДИ в присоединении к коалиции с арабской партией. Давайте соблюдать последовательность и логику. Это не НДИ присоединился к коалиции с арабской партией РААМ. Это РААМ присоединилась к коалиции с НДИ. Здесь разница принципиальная. 

Как, по вашему мнению, следовало нам поступить? Выйти из коалиции из-за присоединения к ней РААМ – и тем самым не дать сформировать правительство без Нетаниягу, позволить Нетаниягу сформировать свое правительство без нас и с той же РААМ? То есть повести себя самым глупым образом – назло кондуктору купить билет и пойти пешком. Спасибо – не надо. А заодно не надо передергивать.

Мне не пришлось стать первым главой минфина, который выделил «невиданные суммы» на арабский сектор. Первую свою встречу после выборов 2015 года, на которых он пугал автобусами с арабами, штурмующими избирательные участки, вновь избранный премьер Нетаниягу провел с лидерами израильских арабов, где объявил о программе массированной поддержки арабского сектора стоимостью в 15 млрд шекелей – тоже невиданную на тот момент сумму. 

Она вполне сопоставима с инвестициями, предусмотренными нынешним бюджетом, если поделить их по годам, а не суммировать за десять будущих лет. На что пойдут эти деньги? В первую очередь – на инфраструктурные проекты и борьбу с преступностью в арабском секторе. То есть на пользу израильскому обществу в целом.

— Вы не раз повторяли, что разработали «самый социальный бюджет» за последние десятилетия. Но можно ли считать повышение косвенных налогов «социальным шагом»? Как вы предполагаете избежать ситуацию, когда деньги от дополнительных налогов будут использованы для очередного » увеличения благосостояния» разросшегося бюрократического аппарата? Не приведет ли это к резкому подорожанию стоимости жизни удару по малообеспеченным слоям населения и среднему классу?
— Здесь снова несколько вопросов в одном и снова повторение  догматов ликудовской пропаганды. В бюджете нет дополнительных налогов. Повышение акцизов на разовую посуду и сладкие напитки – не налоги в буквальном смысле слова и не имеют принципиального значения ни для казны, ни для благосостояния основной массы населения, они направлены на исправление поведенческих стереотипов. 

Откуда у вас сведения о разрастании бюрократического аппарата? Это из-за закрытия ряда министерств и ликвидации дублирующих структур внутри самих министерств, это по сравнению с  последним правительством Нетаниягу с 36 министрами и 16 замами? Это в результате предстоящего сокращения лицензионных бюрократических инстанций при реализации реформы импорта, например? Давайте оперировать фактами, а не лозунгами. 

Все реформы в экономике, заложенные в бюджет и закон о хозяйственном регулировании, прямо направлены на обуздание дороговизны, снижение стоимости жизни, поддержку среднего класса и беднейших  слоев населения. 

Реформа импорта, реформа сельского хозяйства сэкономят каждой семье сотни шекелей в месяц уже в будущем году, общий уровень цен упадет. Более чем вдвое вырастет сумма ежегодного пособия пережившим Катастрофу, до 6480 шекелей вырастет пособие ветеранам Второй мировой войны. Развернется, наконец, массовое строительство социального жилья и покупка квартир на долговременный съем, существенно увеличится сумма пособия на съем жилья. Уже с будущего года в полтора раза вырастет жалование солдат срочной службы, демобилизованные солдаты боевых частей смогут получать образование на первую академическую степень бесплатно. 

Когда я говорю о самом социальном бюджете за последние десятилетия, у меня в руках конкретные цифры и факты, а вы пытаетесь меня опровергать слухами.

— Как вы реагируете на утверждения о том, что предпринятые вами шаги по улучшению материального положения людей пенсионного возраста по-прежнему оставляют за бортом сотни тысяч людей, которые, проработав не один год в стране, так и не заработали на достойную пенсию, поскольку базовое пособие по старости осталось тем же, что и 20 лет назад – при том, что зарплаты госслужащих, министров и депутатов за это время существенно выросли? И не будет ли объявленное вами повышение пенсионных пособий и минимальной зарплаты за очень короткий период съедено той же инфляцией?
— Опять вынужден вас поправить – и по фактам, и по существу. Кто вообще поднял на государственный уровень проблему репатриантов, которые подходят к пенсионному возрасту, не успев заработать достойную пенсию, и оказываются в нищете после многих лет тяжелой работы в Израиле? Это была партия НДИ перед выборами 2015 года. В каких только грехах нас за это не обвиняли! Все были против! Мы настаивали на своем, мы отказывались войти в коалицию без начала пенсионной реформы и вошли только после утверждения ее первого этапа.

А теперь по фактам. Это неправда, что пособие по старости отработавших в Израиле пенсионеров не менялось последние 20 лет. Положение поменялось после того как мы добились дискриминационной в отношении репатриантов поправки, в соответствии с которой надбавка за стаж к пособию по старости начислялась с 11-го года в стране. В результате максимальной надбавки в 50% репатрианты 90-х вообще не могли достичь, а та, что получали, была на 20% меньше, чем у старожилов. Мы покончили с этой несправедливостью – и пособие выросло.

Второй этап пенсионной реформы направлен на получателей социального пособия – то есть особо нуждающихся пенсионеров. Мы поставили задачу обеспечения минимального дохода пенсионеров на уровне не ниже 70% минимальной зарплаты – то есть, чтобы не было пожилых людей, живущих ниже черты бедности. И это заложено в бюджет.

Понятно, что благодарности ни за тот шаг, ни за этот можно и не дождаться, но упреков в том, что НДИ ничего не сделал для пенсионеров, мы не заслуживаем. Наверное, сделали меньше, чем заслуживают наши пенсионеры, но делаем – и делаем это только мы.  

Метки (тэги)

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы