ВзглядОсобый

Вирусология страха

Настоящая цена нового премьерского кресла Нетаниягу — 170 миллиардов шекелей

Владимир Бейдер

Все уже забыли, что это правительство, наполовину состоящее из министерств неизвестно чего, возглавляемых неизвестно кем, является экстренным и чрезвычайным. Его крестным отцом был вирус COVID-19. Якобы ради борьбы с ним, перед лицом смертельной эпидемии, политические противники забыли свои распри — и сошлись вместе для спасения страны.

А разве не так?

Что здесь правда — действительно, не будь коронавируса, у Ганца не было бы такой удобной причины бросить соратников по блоку и собственных избирателей, забыть все, что он говорил в течение всей своей недолгой политической деятельности, и пойти к Нетаниягу младшим партнером.

Не будь эпидемии, Биби не превратился бы из надоевшего всем своими бесконечными выборами и уголовными делами пенсионера, цепляющегося за власть, в отца нации, спасителя народа и отечества.

Это ему удалось благодаря ежевечерним телесеансам паники, которые он провел с присущим ему талантом убеждения — Кашпировский пацан по сравнению с ним. Он поднимал градус устрашения последовательно и неуклонно — ровно до тех пор, пока Ганц не принес ему скальп «Кахоль-лаван» в дрожащих руках. Лишь когда стало ясно, что правительство будет еще до суда, эпидемическая ситуация стала чудесным образом улучшаться. Все происходило синхронно, этап за этапом — это можно проследить буквально по датам.

И кресло вновь избранного премьера Нетаниягу занял уже в ранге победителя эпидемии коронавируса. Спросите десять ваших знакомых — восемь из них скажут вам, что повальных смертей в Израиле удалось избежать, благодаря своевременным, жестким мерам правительства, на которых настоял мудрый Биби. Да, дорого обошлось — зато почти все живы.

А разве не так?

Кто не стремится обмануть — врать не станет

Сейчас, задним числом, все умные, и есть различные, прямо противоположные мнения о том, как следовало себя вести перед угрозой пандемии. Стоило ли предпринимать те или иные шаги, есть основания подозревать в них корыстный политический умысел или это все — недостойная теория конспирации.

Большинство из нас не специалисты ни в медицине, ни в статистике, знаем только то, что сообщают нам СМИ. Как можно судить, кто прав, кто виноват? Только на основании житейского опыта и логики. Так и будем оценивать.

Человек, тем более лидер, если у него нет скрытого умысла, не станет, обращаясь к народу, использовать неверные данные, подтасованные факты — попросту врать.

Особенно, когда идет речь о смертельной опасности для людей, к которым он обращается, защитить которых он как отец нации или просто руководитель правительства намерен.

Это — понятый, очевидный посыл. Если есть такая и сякая правда, ложь не нужна — и лидер врать не станет.

Объявление войны

Напомню, пик общественного напряжения, а попросту говоря — страха, возник во вторник, 17 марта. Тогда премьер очередной раз выступил в прайм-тайм по всем основным телеканалам, призвал израильтян не быть легкомысленными и выполнять все рекомендации Минздрава. Это все не шутки, объяснял он, и повторил несколько раз: «Речь идет о жизни и смерти!»

И как почти всегда на таких мероприятиях, вслед за премьером на трибуну поднялся генеральный директор Минздрава Моше Бар Симан-Тов и предупредил, что готовиться надо к самому худшему. Среди прочего — что в Израиле ожидаются тысячи жертв.

Этот страшный прогноз тут же попал в заголовки, и в течение всего прямого эфира напоминал о себе бегущей строкой.

Было от чего прийти в ужас. Получалось, что надвигавшийся мор коснется практически каждой семьи! Надо представить себе масштаб цифр.

«Тысячи  жертв»  — это не меньше, чем две тысячи. Наиболее кровопролитная война в истории страны — Судного дня — унесла 2552 жизни. И она оставила трагический след почти в каждой семье тогдашнего Израиля, который был, правда, втрое меньше нынешнего. Но то война, со многими, как сейчас считают, напрасными потерями. А пока — мир. Или нет?

В Италии — на тот момент самой неблагополучной стране по части борьбы с коронавирусом, — эпидемия бушевала уже месяц, и только тогда смертность достигла там двух тысяч. А население Италии в 7 раз превышает израильское. Выходит, премьер и Минздрав полагали, что израильская медицина подготовлена к эпидемии в 7 раз хуже итальянской, которая не справлялась, и люди впоследствии стали умирать сотнями в день?

Но не понадобились никакие сложные расчеты с аналогиями. Через неделю, 24 марта, Нетаниягу сам объявил народу Израиля (а накануне ночью — правительству), что согласно самым серьезным прогнозам Минздрава, в стране ожидается около миллиона зараженных и десятки тысяч жертв.

Опять — надо представить себе порядок цифр. США, страна, превышающая Израиль по населению в 36,5 раза, с самым большим количеством инфицированных COVID-19 в мире, достигла миллиона зараженных только 27 апреля. В Бельгии — самой неблагополучной, с точки зрения коронавируса, стране Европы с 11-миллионным населением (у нас 9 млн) и сейчас число умерших от эпидемии не достигло десяти тысяч.

Странности выбора

Так что тот, кто мог в ранге специалиста дать такой прогноз (миллион зараженных и десятки тысяч смертей) по Израилю, должен быть дисквалифицирован, лишен диплома, лицензии или чего там еще, но уж уволен с работы и не пущен на порог кабинета в роли эксперта — точно. О нем (а мы знаем его имя) — другой и особый разговор.

Но поверить в такую ахинею, обнародовать ее от своего имени, настаивать на ней может только человек либо наивный, либо лишенный способности к логическому мышлению, либо напрочь не умеющий обращаться с цифрами. Это точно не Биби. А мы ведь говорим о нем.

Значит, что нам подсказывает элементарная логика?

Что он либо был напрочь закрыт от другой, более достоверной информации. Либо не способен к принятию взвешенных решений. Либо находился в такой панике, что не мог их принимать. Либо именно такая информация ему была нужна — и он просто хотел запугать народ.

Первое предположение надо сразу отбросить. Другая, противоположная информация у премьера была. Это доподлинно известно. И получил ее Биби от лауреата Нобелевской премии, биохимика, в прошлом завкафедрой медицинской школы Стэнфордского университета профессора Майкла Левита. В тот самый день, когда премьер готовился к выступлению о многотысячных жертвах, он позвонил Левиту и услышал от него, что паника напрасна — по его расчетам, никаких оснований ждать катастрофы нет. Услышал — и сказал, что хотел сказать.

Это тот самый профессор, который заявил в радиоинтервью, что удивится, если число погибших от коронавируса будет больше десятка, и теперь поклонники Биби ерничают: и где он со своим прогнозом? Но даже нобелевский лауреат не в состоянии представить заранее все те глупости, которые могут совершить дилетанты, принимающие решения.

Важно — что иные мнения у Нетаниягу были. Не только от профессора Левита. Вот даже бывший министр здравоохранения Яаков Лицман недавно признался, что когда его генеральный директор Моше Бар Симан-Тов на заседании правительства объявил о десятках тысяч жертв, он, рав Лицман, стал кричать, что не верит, — прям, Станиславский.

И что? Министра перестали звать на совещания. Нетаниягу советовался только с Симан-Товом. Напомню — не являющимся специалистом, первым гендиректором в истории Минздрава, не отягощенным дипломом врача. В самом министерстве жаловались, что Симан-Тов сам не прислушивался к мнению медиков, ориентировался на свою оценку ситуации, строящуюся неизвестно на чем.

И без Лицмана, к заинтересованным свидетельствам которого стоит относиться осторожно, известно, что мнения, противоположные Симан-Тову, были. Десятки ведущих специалистов израильской медицины еще в разгар эпидемии требовали отставки этого самонадеянного профана. Многие виднейшие профессора — как медицины, так математики и статистики (а в построении эпидемиологических моделей их оценки особенно важны) доказывали, что выбранная стратегия борьбы с вирусом неверна.

Но премьер слушал только Симан-Това. И только на основании его оценок принимал решения.

Почему? Может, потому, что тот говорил именно то, что Биби хотел услышать? Или — озвучивал то, что Биби хотел, чтобы тот говорил.

Мотивы

Какие основания для такого предположения? Очевидные.

Симан-Тов, который был главным (если не единственным доверенным) советником Нетаниягу по медицинским аспектам борьбы с коронавирусом, ошибся в своих прогнозах, как подсчитали те же статистики, в 90 (!) раз.

Именно на основании его ошибочных прогнозов премьер принимал решения — и по ним жила страна, а экономика теряла по миллиарду в день.

Теперь, когда выяснилось, что прогнозы были ошибочны, а советы неверны, какая судьба должна ждать такого советника? Тяжелое разочарование и жесткое наказание. Симан-Тов действительно подал в отставку — но в связи со сменой министра; по бюрократическому этикету, должен уволиться и гендиректор.

Но уйдет он не на улицу, не в забытье. А станет генеральным директором министерства главы правительства. То есть Биби берет его к себе — за идеально выполненную задачу.

От Симан-Това не требовался точный прогноз. От него требовался прогноз, позволяющий Биби стращать народ и принимать решения, которые помогли ему сначала отложить суд, потом сохранить кресло, а затем и создать правительство. Все это обеспечило ему чрезвычайное положение, основания для которого подбрасывал ему умелый бюрократ Симан-Тов.

Стоит вспомнить, что пик устрашения на основе инспирированных прогнозов возник именно тогда, когда политическая ситуация была особенно тяжела для Нетаниягу. Тогда шла борьба с оппозицией за председательство в Кнессете и комиссии по регламенту, существовала реальная угроза принятия законов, которые помешали бы Биби формировать правительство после следующих выборов.

Все это было предотвращено чрезвычайным положением, жестоким карантином и необходимостью спасать страну.

Ищи, кому выгодно

Ну и какая разница? Кризис преодолен — и политический, и эпидемический. Угроза вируса пошла на спад. Израиль — в числе наиболее успешно справившихся стран в этой борьбе. Биби — герой!

Проверим это утверждение тем же способом — на предмет лжи. Если все есть, как есть, — незачем лгать.

В начале апреля Нетаниягу выступил с радостной сенсацией. Он рассказал об «уважаемой фирме из Гонконга», которая проводила рейтинг стран в борьбе с коронавирусом и «поставила Израиль на первое место перед Сингапуром, Гонконгом и Тайванем. Это лишь подтверждает, что мы принимали правильные решения», — сказал он.

Позже выяснилось, что это какая-то сомнительная компания из десяти человек, возглавляемая русским израильтянином, и специализируется она как раз по фейковым рейтингам. То есть сам заказал — сам получил — сам победил — сам рассказал.

Маленькая ложь рождает большое недоверие. Израиль далеко не лучший в мире по борьбе с коронавирусом. Он где-то в середине рейтинга среди развитых стран. По заболеваемости и смертности — далеко позади других государств региона. А вот по потерям от необоснованно долгого и жесткого карантина — на первом.

Это следует знать тем, кто называет Биби спасителем нации от смертельной заразы. По оценке бывшего управляющего Банком Израиля Карнит Флуг, убыток нашей страны от антивирусных мер составит примерно 170 млрд шекелей. Все это — наши деньги, и восполнять придется из кармана каждого из нас.

Единственным выигравшим в этой ситуации оказался сам Биньямин Нетаниягу. Это и вызывает подозрения в том, что он ее и создал. Принцип римского права предписывает: «Ищи, кому выгодно!»

Как ни ищи — других не найдешь.

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы