Взгляд

Когда мы едины

«Правительство национального единства» – одна из самых обсуждаемых в последнее время тем, если не самая обсуждаемая. Со времени формирования последнего по времени такого правительства в Израиле прошло уже более 30 лет, события того времени стерлись у многих в памяти, и правительство национального единства (для краткости ПНЕ) представляется чем-то вроде капитуляции от безысходности. А ведь дело обстоит совершенно иначе.

Напомню: первое правительство национального единства было сформировано в день начала Шестидневной войны, 5 июня 1967 года, когда тогдашний премьер-министр Леви Эшколь объявил о вхождении в правящую коалицию фракций ГАХАЛ (блок Херута и Либеральной партии, впоследствии превратившийся в Ликуд) и РАФИ (левоцентристская партия). Обратите внимание: перед лицом опасности, когда нужно было действительно, как и следует из названия, единение нации, все распри и политические споры были забыты во имя общей цели. Впоследствии, естественно, политические противники вновь разошлись, но когда не было другого выбора… Собственно, почему нет? Цель-то у всех одна – безопасность и процветание государства Израиль, ради этого можно и поступиться собственными амбициями, не так ли?

Примерно так рассуждали отцы-основатели через 20 лет после создания еврейского государства. Прошло каких-то 17 лет и вновь необходимость продиктовала объединение бывших непримиримых соперников. 13 сентября 1984 года МААРАХ, возглавляемый Шимоном Пересом, и Ликуд, возглавляемый Ицхаком Шамиром, получили по 40 голосов и никто из них в одиночку не был способен сформировать правительство, создав коалицию. Что-то знакомое, не правда ли? Но противоборствующие стороны смогли договориться, объединиться и создать ПНЕ с коалицией в 97 голосов из 120. Сегодня такой успех звучит фантастически, но обратите внимание: ни одна партия не могла создать собственную коалицию, зато вместе – смогли. Причем, поступившись, опять же, личными амбициями: Шамир уступил Пересу первые два года ротации. В октябре 1986, строго по плану, Ицхак Шамир сформировал новое правительство, которое просуществовало до декабря 1988. Целых четыре года. С подавляющим большинством и всем, что из этого следует.

И тут ПНЕ было создано перед лицом угрозы, на этот раз – экономической. Гиперинфляция, выражавшаяся трехзначными цифрами (500% в первую половину 1985 года), рухнувшая банковская система, развалившаяся национальная валюта – все это требовало немедленной консолидации всех сил, неважно, справа, слева, чтобы предотвратить катастрофу. И именно благодаря единству к концу 1985 года инфляция снизилась до 20%. А теперь представьте, что было бы, если бы правительство и кнессет лихорадило при каждом принятии закона, если бы каждый тянул одеяло в свою сторону, если бы личные амбиции политиков перевесили бы национальные интересы. В данном случае, было необходимо согласие на принятие жестких мер. Меры приняли, экономику спасли.

Да, можно возразить, что это ПНЕ закончилось «грязным трюком» («таргиль масриах») Переса. Совершенно верно. Но в чем заключалась суть трюка? В попытке создать узкую коалицию в 61 голос (как все знакомо звучит опять же, просто диву даешься!). И не просто узкую коалицию, а союз левых партий с… ультраортодоксами (как писал Курт Воннегут, «история – читай и плачь!»).

Ну и еще одна попытка создать что-то вроде ПНЕ была 7 мая 2012 года, когда оппозиционная фракция Кадима присоединилась к правительству Биньямина Нетаниягу. Шауль Мофаз стал заместителем главы правительства и министром без портфеля, таким образом, выборы, которые были назначены на сентябрь, были отменены, но состоялись через полгода — в январе 2013.

Собственно, история правительств национального единства в Израиле показывает и доказывает только одно: с его созданием политическая ситуация в стране стабилизируется, нация сплачивается, угрозы ликвидируются.

Сегодня основной угрозой, требующей немедленной ликвидации, стал бюджетный дефицит, который к концу года достигнет – пока только по примерным подсчетам – 53 миллиардов шекелей. Именно для решения этой проблемы необходимо национальное правительство чрезвычайного положения, ибо никакое другое правительство изменить ситуацию не сможет. Любой победитель предвыборной гонки будет формировать коалицию с ультраортодоксальными партиями: у него просто не будет другого выхода. А тогда, как говорится, пиши пропало, так как многолетний опыт показывает, что, защищая секторальные — и только секторальные – интересы, эти партии будут требовать все больше и больше денег, опустошая и без того худой государственный карман. Решение может быть только одно — национальное правительство чрезвычайного положения. Каким оно будет – это совсем другая история, но пора объединяться, иначе ситуация с выборами-перевыборами будет повторяться и повторяться, становясь раз от раза все хуже.

Очень большой соблазн подвести итог, провозгласив девиз: «Когда мы едины, мы непобедимы!» Фраза избитая, но от этого не менее верная. Такие дела…

Саша Виленский

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы