ВзглядОсобый

Смертная казнь или обменный фонд для шахидов?

Вся мировая западная система возражений против смертной казни стоит на двух постулатах: гипотетической возможности судебной ошибки, ответственности за лишение жизни невинного человека и твердого убеждения, что в невыносимых тюремных условиях для смертников он и так будет мучиться, каяться и молить бога, чтобы его поскорее казнили.

Применительно к кровавому террористу первый аргумент предъявить решительно невозможно, потому что его жуткие действия запечатлены на многочисленные камеры и множество очевидцев тому были свидетелями. Что же до второго, то тут в наших гуманных условиях просматривается очевидная неувязочка.

В России тоже существует мораторий на смертную казнь, но кадры из колонии «Черный дельфин» или «Белый лебедь», убеждают нас, что смерть была бы для тамошних убийц счастливым избавлением от мучений. Извините за цинизм, но эти передачи имеют высокое профилактическое значение, чтобы остальным отчаянным и безбашенным животным не повадно было. А что узнают наши потенциальные шахиды о жизни в израильской тюрьме? О комфортных условиях проживания, усиленном питании, праве на свидания, телевизор и других вполне приятных вещах, украшающие досуг VIP-сидельцев.

Если на обычной российской зоне правильного «законника» «подогревают» из общака, то общак Палестинской автономии выплачивает каждому шахиду, отбывающему пожизненное заключение не менее 11 с половиной тысяч шекелей в месяц, включая пособия на детей и помощь верной подруге и матери. Соседи всей Газой завидуют семье кормильца.

Но есть куда стремиться, норвежский мясник Андерс Брейвик, хладнокровно убивший 67 человек, содержится в трехкомнатной камере (кабинет, спортзал и комната отдыха), добился поступления в университет, а его пребывание в тюрьме обходится налогоплательщику в 6 тысяч евро в месяц. Недавно отсудил у государства 36 тысяч евро за бесчеловечное содержание – холодный кофе, еду, подогретую в микроволновке и старую компьютерную приставку. А «наши» в какие игры играют, куда смотрят правозащитники?! Правда, есть у палестинских кровавых убийц одно преимущество перед Брейвиком. Его приговорили к 20 годам, с правом по их истечении подкидывать по пять лет бесконечное число раз. Но он не выйдет, менять его никто не будет. Логика же обезвреженной ячейки ХАМАСА из-под Шхема была иной: похитить солдат или гражданских лиц, а затем их с шумом обменять на террористов, сидящих в израильской тюрьме. Мы их к этой замечательной математике приучили еще в 1983 во время сделки Джабриля, а в освобождении Шалита практику и вовсе узаконили. Гуманное израильское государство освободило 7,578 террористов, в том числе и самых гнусных убийц, таких как Самир Кунтар, которых впоследствии нам же пришлось уничтожать. Напомню, после заключения сделки Шалита семеро израильских граждан были убиты террористами, освобожденными из тюрем в ходе сделки. Убийце трех членов семьи Саламон в поселении Халамиш дали четыре пожизненных срока, тем самым рекордно увеличив его шансы на обмен. Осталось пять малолетних сирот и государство должно урывать средства от помощи им на содержание этого мясника?! Как ему его братьям по пролитой крови понравился Мондиаль?

В 90-х годах, если кто помнит, военный суд в Дженине вынес Саиду Бадарне смертный приговор за его участие в планировании и осуществлении двух терактов-самоубийств в Хадере и Афуле. И вновь военный апелляционный суд отменил приговор, Бадарна был выпущен из тюрьмы в рамках сделки Шалита и вернулся к террористической деятельности. Почему-то нашу законодательную систему не устраивает судебное решение принятое большинством голосов. В 2003 году Раада Шейха, палестинского полицейского, осудили за линчевание двух израильских резервистов в Рамалле, он был приговорен к смертной казни большинством из двух судей против одного. Поскольку действующий закон требует единогласного решения, он в конечном итоге был приговорен к двум пожизненным заключениям. Раад Шейх теперь почетный член обменного фонда.

Странно, против разрушения домом террористов у нас никто не возражает, и считают эту меру вполне действенной. Но наша прокуратура и силы безопасности убеждены, что казни кровавых палачей только превратят любого мелкого бандита в героического шахида. Что-то мы немного видели шахидов во время «Марша возвращения», готовых по призыву ХАМАСа положить жизнь на забор безопасности.
Другое дело вера в удачу, сытный досуг в израильской тюрьме, обеспеченных на время отсидки детей и реальный шанс, что тебя, в конце концов, обменяют.

Может, исчерпав все аргументы противников смертной казни, стоит один раз попробовать? Позицию нашей прокуратуры горячо разделяет и поддерживает юридический советник правительства ( он один имеет право давать указания прокуратуре в Израиле, как государственному прокурору, так и военному), Но он категорически против смертной казни. Что же нам остается? Только жесткая законодательная инициатива. Кстати, вопрос о смертной казни для террористов включен в коалиционные соглашения, подписанные между НДИ и Ликудом, и все коалиционные партии проголосовали в кнессете за это соглашение. С огромными муками и препонами законопроект о смертной казни прошел в предварительном чтении. Примечательно, что все те политики, которые требовали недавно решительных действий в Газе, безжалостных ликвидаций, вроде несгибаемых Нафтали Беннета и Ури Ариэля, на заседании не явились. А еще один внезапно поправевший – Яир Лапид голосовал против. Тем не менее, предварительное чтение законопроект преодолел.

А дальше наступает момент истины для тех членов кабинета, которые прячут головы в песок и не рискуют смотреть в глаза родными и близким погибших от терактов. Вы за этот бессрочный санаторий и обменный фонд для очередного заснувшего Шалита или впору, наконец, самим проснуться?!

Леонид Луцкий

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы