ГурманОсобый

45 лет спустя, или Суп с фрикадельками

Знаете, какое горе для семьи — еврей-пьяница. А два еврея — это уже позор для всей еврейской общины.

Мы с другом Жаконей были молоды, обладали лужеными глотками и акульими желудками. У нас была мечта: пройти обе стороны винной улицы на центральном рынке «Анголенко». В винных рядах торговали шмурдяком – жутким пойлом, куда для крепости добавляли табак и карбид. Любимая продукция винсовхоза «Родина» какого Бердянского района. Стоил стакан этого мутного пойла 20 копеек, наливали из битого люминдивого чайника, якобы для своих. (Сейчас, попадая на дегустации в бутиковые винодельни, я со смехом об этом вспоминаю.)

Так вот, обе стороны этой улицы ларьков, до нас в нашем институте, где училось 9 тысяч дебилов, не проходил никто!

И мы прошли! С нами были объективные, но сильно пьющие свидетели. «Книгой рекордов Гиннесса» советские люди тогда не увлекались. На обратном пути в институт они отстали, а нас потянуло на подвиги. Объект попался сам по себе. Это был кооперативный техникум – женское царство, цветник, изумительное место для куража.

Преподавательницы, студентки и недотраханные комсомольские активистки наперебой стали предлагать свои дефицитные специальности. Однако Жаконя сказал, что у нас нет аттестата зрелости, даже свидетельства о восьми классах нет. Поможем, — сказала голодная тетка бальзаковского возраста, — досдадите. И повела нас к противоположную входу, в их же кооперативное профтехучилище.

В рамках рекламной акции нас повели на лабораторную работу «Суп с фрикадельками». Куда аппетитней наших лабораторок по автоматической сварке. 20 пар ловких ручек споро налепили гору этих фрикаделек и вручили нам для друзей целую выварку этого супа – чудовищных размеров кастрюлю с половником. Знаете, как после вина на хавчик пробивает? А там картошечка и фрикаделек немеряно. Шли, привалы делали, припадая к поварешке. Мы дотащили ее, дымящуюся, на третий этаж в родную 381-ю аудиторию с двумя входами и стали предлагать с галерки замечательную хавку всем голодным. Поток стонал от вожделения.

Чем закончилось? Профессор-сука заложил, бадью унесли в деканат, куда нам после лекции было велено зайти.

Когда мы явились, два худых и поджарых замдекана – доцента жадно сербали из поварешки, а их начальник – вальяжный барин, только что получивший профессора и проректора, брезгливо на них смотрел. Каков деканат, такие и студенты! Увидев нас, он привычно швырнул в нашу сторону массивной пепельницей. Все углы в его кабинете были оббиты. Барин был крут, но отходчив.

Топот ног и хохот вдогонку.

О супе с фрикадельками я вспомнил, обнаружив в пустоватом морозильнике залежи фарша всех видов, а в холодильнике с полкило плоской зеленой стручковой фасоли и граммов 150 грецких орехов, баночку йогурта, пару вяловатых кабачков и морковок, фенхель, лук порей, кочерыжка от цветной капусты, обыкновенную луковицу и зелень. Странный набор. Но с меня взяли слово обойтись без углеводов. Пока фарш размораживался, сварил крепкий овощной бульон, куда употребил эти ошметки от капусты, морковь, кусок фенхеля и порея, стебли укропа и петрушки, луковицу и один кабачок. Другой натер в смешанный фарш с петрушкой, добавил яйцо, чтобы мясо не разварилось, слепил фрикадельки и погрузил в процеженный кипящий бульон. Специй не жалел. По готовности добавил порубленную на клецки фасоль, пяток зубчиков чеснока, орехи крупного помола и йогурт. Получилось нечто фантастическое, наваристое, потому что фарша я не жалел. Только фасоль не переварите.

Может жаль, что я не выучился в этом училище на повара?

Леонид Луцкий

Метки (тэги)
Показать больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы