Слово эксперта

Неполиткорректные мысли

Нас опять обстреливают из Газы. Мы привыкли, мы пропускаем эти новости.   Для меня всегда было загадкой, почему жизнь жителей Сдерота, Ашкелона, Ашдода, кибуцев и поселений рядом с Газой дешевле  жизни живущих в Тель-Авиве, Гуш-Дане. Там «красная черта»? В ответ на ракетный обстрел Тель-Авива «мощь» ЦАХАЛА обрушивается на Газу. А остальные граждане Израиля, особенно проживающие на юге, граждане второго сорта…   Им меньше болит, они меньше боятся, у них менее красная или менее еврейская кровь? Ответ на любую попытку обстрела, любую атаку со стороны Газы, должен быть не соразмерный, а сокрушающий. Нет смысла действовать с оглядкой на миролюбивое сообщество пропалестинских  лидеров Европы. Мир явно вздохнул бы с облегчением, если бы нас не было на политической карте: уфф, исчезла проблема.  

До тех пор, пока террор остается козырной политической картой, кормушкой многих политиканов, фанатиков религиозных и националистических, независимо от страны проживания, он непобедим. И корни его – это не только отчаяние, бедность, стремление к мести, религиозный фанатизм – это разные подходы к ценности человеческой жизни, это разница культур, традиций. Это конфликт цивилизаций, иудео-христианских ценностей, в основе которых лежит приоритет человеческой жизни, и безжалостного фанатичного радикального (НЕ ВСЕГО – это важно отметить) ислама, для которого смерть  во имя веры является смыслом жизни.

Отношения между евреями и арабами можно определить как враждебно-вооруженную терпимость и противостояние, чередуемые вспышками насилия, кровавыми погромами в начале 20-х, в середине 30-х  и перманентную войну со второй половины 40-х годов 20 века до сегодняшнего дня. Подтверждение этому я нашел у В. Жаботинского в его статьях под общим названием «Арабский вопрос»: «О добровольном примирении между палестинскими арабами и нами не может быть и речи, ни теперь, ни в пределах обозримого будущего» (эти статьи написаны в 20-е – 30-е годы – А.Ш.).

Только случайность, удача, сопутствующая евреям на протяжении тысячелетий, спасла нас от кровавой бойни, от десятков,  сотен и тысяч жертв, которые собирались принести террористы, взращенные правительствами, способными к говорильне, а значит и попустительством  террору. Сколько громких фраз звучало о непримиримой борьбе с терроромот из уст премьеров от Рабина до Натаниягу: «Война террору внутри и снаружи». Ведь требовать и обещать полную ликвидацию террора могут лишь абсолютно оторванные от действительности люди и политики, витающие в созданных ими же фантазиях о новом Ближнем Востоке.

Израильское государство на самом деле не имеет «своих арабов». Демонстрации в Умм-эль-Фахм  с палестинскими флагами из года в год показывают, на чьей стороне жители этого  арабского города. Однако предложение об обмене территориями, которое предлагал Либерман еще в 2004 году , встреченное тогда насмешками, недоверием израильским истеблишментом, сегодня принимается с воодушевлением, ибо это предложил «большой босс» Трамп. Это еще раз подчеркивает, что «нет пророков в своем отечестве».

Сегодняшняя арабской молодежь, а также арабы, рожденные после 1967 г., увидели реальную слабость (отсутствие жестких ответов) государства и правительства Израиля. Сегодня это не арабское меньшинство Израиля, напуганное и растерянное после впечатляющих побед израильской армии в предшествующих войнах, а потому и законопослушное, а национальная группа, чьи интересы в Кнессете представляют антиизраильски настроенные депутаты. 

Настоящие военные победы Изриаля закончились в 1973 г. Дай бог, чтобы дело не дошло до полномасштабной войны, которая, увы, маячит на горизонте. В первую очередь речь идет об Иране. Но поговорим о перманентных войнах Израиля с Хамасом в секторе Газе.

Что мы видим — недавно и сегодня? Министра обороны, которому глава правительства, не дает довести войну даже не  до победы, ее в этом противостоянии быть не может, но до качественно нового результата. Войну не ведут с оглядкой на, увы, неизбежные потери среди своих солдат, тем более, с оглядкой на жертвы противника, даже если это были мирные граждане с обеих сторон. В любой войне командир, полководец, министр обороны должен просчитать возможные потери, но победить можно только тогда, когда на территорию врага вступит армия.  Никакие бомбежки, артобстрелы не приведут к победе. Они приводят к очередным переговорам. Жертвы оправданы, когда цель достигнута, и наоборот, напрасны, если заключено очередное временное прекращение огня, причем враг считает это своей победой, так как сохранился статус кво. Более того, как правило, Израиль идет на всяческие послабления: только не обстреливайте нас! 

Еще одно замечание о термине-стереотипе, усиленно насаждаемом левыми международными и местными – «блокада Газы».  Бывшие «блокадники», проживающие в Израиле и вне его, возмущены употреблением слова «блокада», употребляемым в отношении Газы. Они вспоминают блокадный Ленинград, голодные смерти, замерзшие трупы на улицах города, штабеля тел на Пискаревском кладбище, шатающихся от голода бредущих по улицам ленинградцев, рабочих, не уходивших с завода, ибо не было сил дойти до дома и вернуться обратно. И сегодняшнюю Газу, в которой есть фешенебельные отели, рынки полны товаров, ни одного случая  смерти от голода или от истощения. Все годы «блокады» Газы Израиль исправно завозит туда продукты, снабжает Газу своей электроэнергией, топливом. Проводит сложные операции нуждающимся в них в израильских больницах. В. Буковский точно назвал то, что происходит на границе с Газой, «усиленным вариантом таможенного контроля», чтобы не допустить попадания в Газу оружия, либо всего того, что может служить укреплению вооруженности абсолютно террористического образования на границе с Израилем. Между тем обстрелы Израиля из Газы продолжаются и сегодня. А Израиль в очередной раз бомбит либо обстреливает пустующие объекты или пустыри, заявляя, что уничтожил  очередную мастерскую по производству оружия, подземный бункер, пункт управления. Это все делается для успокоения граждан Израиля и никоим образом не утихомиривает Хамас, который постоянно диктует Израилю логику поведения. Мы не действуем на опережение. Хотя попытки операций спецназа, закончившиеся неудачей, были.

Существуют легенды о блестящих еврейских пропагандистах в  довоенном СССР, что отчасти было правдой. Интересно, почему нет достойных еврейских пропагандистов в Израиле, умеющих бороться против арабской пропаганды  на международном уровне. Наша страна ничего не смогла противопоставить прекрасно подготовленной советскими идеологами пропагандистской машине ООП, а теперь уже практически существующего и фактически признанного палестинского государства. Только страусиная политика всех израильских правительств –  автономия – да, а государство недопустимо – оказалась блефом и привела к фактическому созданию самого опасного за всю историю существования Израиля территориального образования со своими, пока полицейскими подразделениями, в любой момент могущими превратится в настоящую армию практически внутри Израиля. В случае внешнего конфликта Израиль никогда больше не сможет полноценно использовать свои войска, потому что часть средств, включая танковые подразделения, придется держать на границах палестинского государства в целях упреждения или отражения удара изнутри страны. Я уже не говорю о реальности массовых диверсионных операций палестинских коммандос, которые будут наносить удары по израильским военным объектам, прерывать коммуникации и мешать передислокации израильской армии. Для подобных выводов не надо заканчивать военных училищ и академий. 

Итак, государство  арабов-палестинцев уже есть,. Оно признано в мире, имеет  статус наблюдателя в ООН, участвует во многих международных организациях, подает в международный суд на Израиль.  Уже древнейшие еврейские святыни в ЮНЕСКО признаны арабскими 

Сегодня война за мир в нашем регионе вступила в новую фазу, порожденную всей предшествующей политикой, начиная от Рабина и кончая сегодняшним  премьером Нетаниягу. Ситуация после объявленной «сделки века», конечно, не сравнима с предшествующими годами, и положение Израиля на международной арене неизмеримо лучше прежнего. Но все-таки мне кажется, что ситуация, когда  трамповский локомотив мирного процесса начал разбег в тщетной надежде достичь конечной станции под названием «мир» – трагична. Искренне желаю, чтобы мы достигли мира, но ни секунды не сомневаюсь в его бесперспективности. Ибо вопрос о Восточном Иерусалиме не может быть решен так, чтобы удовлетворить арабов и евреев, если они не пойдут по пути взаимных уступок, что маловероятно, а, по-моему, невозможно. Евреи говорят о «едином и неделимом», причем в этом, хочется верить, едины почти все левые и правые, а арабские лидеры – только об «Аль Кудс», как единственно возможной столице будущего государства. Мир тоже пока сохраняет доброжелательный, но только по отношению к палестинцам, нейтралитет. Особенно непримирима к Израилю Европа, которой впору каяться перед евреями за  содеянное в годы войны. Всего несколько стран официально признали Иерусалим столицей Израиля. Это все придает палестинцам силы и вполне закономерную уверенность в достижимости своей долгожданной цели. 

В невозможности мирного решения проблемы Иерусалима меня также убеждает прозорливое блистательное перо В. Жаботинского. «Покуда есть у арабов хоть искра надежды избавиться от нас, они этой надежды не продадут ни за какие сладкие слова и ни за какие питательные бутерброды, именно потому, что они не сброд, а народ, хотя бы отсталый, но живой. Живой народ идет на уступки в таких огромных, фатальных вопросах только тогда, когда никакой надежды не осталось…».

Не хотим видеть правды, что после станции «мир», на которой будет решаться вопрос о статусе Восточного Иерусалима, следует катастрофический разъезд – «война».

Д-р Арон Шнеер,
советский и израильский историк, автор книг и публикаций о Второй мировой войне, сотрудник Национального института памяти жертв нацизма и героев сопротивления «Яд ва-Шем» (Израиль).

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы