ОсобыйСлово эксперта

Радуйтесь люди!

Родное наше Министерство образования вновь решило все улучшить, создали комиссию, полгода поработали – все, реформа готова…

Теперь, ну с нового учебного года, понятно, проблема обучения детей с ограниченными возможностями — так у нас обобщенно именуют детей с самыми разными проблемами, от аутизма, и до детского церебрального паралича, — будет решена!

Впрочем, если отвлечься от обещаний и просмотреть продвигаемый Минпросом документ, возникает некоторое количество вопросов. И вот тут уже приходиться бороться с собой, чтобы остаться в рамках нормативной лексики.

Вряд ли стоит задавать вопрос о причинах отказа от европейской модели, пришедшей к нам в 70-е годы из Скандинавии (работа с детьми строится на основе их диагноза), и перехода к модели американской (работа ведется в соответствии с выявленными симптомами) — обе имеют как достоинства, так и недостатки. Оставим это специалистам.

И кто посмеет утверждать, что детишкам лучше ездить в школу за тридевять земель, чем учиться поблизости от дома. Они ведь, помимо всего прочего, не вырываются из окружающей их среды, не лишается общения со сверстниками и т.д.

К сожалению, это все не более чем красивые рассуждения, а вот реальность выглядит уже менее привлекательно.

Итак, право выбора для ребенка направления (отдельные классы для детей с ограниченными возможностями, частичная их интеграция в среде обычных детей, или полная интеграция) переходит к их родителям…? Господа, но это решение требует предварительной диагностики! Кто это будет делать? Родители? Сомневаюсь, эта задача, с которой справится далеко не каждый профессионал!

Или, вот, повышается порог при определении детей, получающих помощь. Господа, сегодня среди студентов и выпускников университетов можно встретить людей с диагнозом «аутизм»! Сегодня. А войдет в силу эта реформа и можно будет об этом забыть. А если еще учесть, что тот же аутизм с каждым годом диагностируют у все большего количества детей — ученые больше узнают об этой проблеме, совершенствуются и методики диагностики. Похоже, такое решение заведет проблему в тупик.

Ну а, скажем, идея подучить учителей в школах, и они будут работать с этими детишками. А директор школы сможет приглашать специалистов для консультаций. Это что, обучить учителей новой для них педагогической специальности, затем организовать стажировку (года на два, раньше они вряд ли будут готовы к самостоятельной работе) — и все это к новому учебному году? Просто в качестве примера. В одной иерусалимской школе несколько лет тому назад с группой из 8 частично интегрируемых детей работал коллектив из двух учителей, двух их помощниц, троих студентов, проходивших в школе практику. И это не учитывая работавших на часть ставки специалистов — логопеда, трудотерапевта, физиотерапевта, библиотерапевта, специалиста по искусствотерапии …

Кстати, американская модель отнюдь не дешева. Надо, конечно считать, но она обойдется, скорее всего, дороже существующей у нас сегодня. И требует весьма сложной логистики.

К сожалению, ни мудрый наш Минпрос, ни самого глубокоуважаемого Министра ну никак не заподозришь в продуманности действий или хотя бы в понимании ситуации.

Достаточно вспомнить о реализации, скажем, заявленной господином Беннетом программы углубленного изучения английского языка. Вместо улучшения подготовки израильских учителей английского, Министр решил ввозить их из-за границы…

А если вспомнить о совсем недавнем его заявлении — разрешении пользоваться на экзамене учебниками! Нужны, оказывается, молодые люди, способные к исследованиям и изучению, а не только к запоминанию. Все верно, последние десятилетия на это направлены усилия систем образования во всем мире, теперь и наш Министр это знает…

Только дело тут вовсе не в экзаменах, господин Беннет, нужна коренная перестройка всей системы образования — реформа нужна нашей школе.

И возвращаясь к новой инициативе Минпроса, может быть следует сначала озаботиться дополнительными бюджетами, подготовить профессиональные кадры, материальную базу, убрать из программы благоглупости вроде «принимающих профессиональные решения родителей», провести, наконец, экспериментальную проверку, а уж затем предлагать изменения в законодательство?

Все же, нужно в первую очередь позаботиться не о газетных заголовках, а о детях, для которых получение дополнительной помощи единственная возможность жить, а не существовать. И денег надо найти столько, сколько нужно, чтобы помощь эту дети получили, а не ее видимость.

А на религиозные учебные заведения, к примеру, поменьше давать. Но об этом не будем — политика…

Юрий Френкель, доктор педагогики, основатель ассоциации “Объединение учителей-репатриантов”

 

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы