ВзглядОсобый

Страну надо лечить… от сегодняшнего правительства

Достижения правительства в текущем году: в экономике – бюджет на неделю; в образовании – «потерянное поколение»; в здравоохранении? Ну, это вы сами видите…

Близится время подведения итогов года. А может и каденции нынешнего правительства? С чем же мы идем к этим итогам? — На вопросы нашего корреспондента отвечает депутат Кнессета от партии НДИ Алекс Кушнир

По старой еврейской традиции после праздника Суккот мы начинаем ощущать приближение окончания «финансового года». Появляются разговоры о новом бюджете, журналисты пытаются выяснить у политиков, какое будущее нас ждет. Но нынешний год – особый. Что говорить о бюджете будущего года, если его нет на нынешний? Какой смысл обсуждать планы правительства, если его, похоже, не будет? Как вы считаете, насколько реален коалиционный кризис в декабре?

— Закон говорит так: если до 23 декабря не будет принят бюджет, то кнессет распускается автоматически. Не нужно для этого предпринимать никаких активных действий. Я пока не вижу, чтобы кто-то занимался разработкой бюджета, так что такой вариант весьма реален. Тем более, что у Биби в январе начинается суд и старт предвыборной кампании в декабре ему может быть очень выгоден.

Какого года бюджет вы имеете ввиду?

— Государственный бюджет является основой экономической определенности. И в условиях кризиса правительство должно было принять бюджет на 2020 год уже давно. Теоретически нужно принимать бюджет на 2021 год. Но у нас еще нет бюджета 20-го года. В кнессете шутят: правительству дали 120 дней для разработки бюджета…. на неделю. Логично было бы сразу принять бюджет на завершающий период 20 года и 21-й год. Но, по-моему, никто не собирается принимать бюджет даже на неделю. Каждую неделю мы на бюджетной комиссии рассматриваем какие-то добавки денег, но куда они идут, очень трудно проследить.

Коалиция своим весом давит на меньшинство оппозиции, и мы не получаем ответов на свои вопросы. Исключения бывают, хотя их очень трудно добиться. Так, на днях я убедил министра финансов оказать помощь демобилизованным солдатам, им будет засчитан дополнительный год стажа, необходимого для получения гранта.

Что же с этим делать?

— Тяжелый вопрос. Страну надо лечить… от нынешнего правительства. Как и при многих запущенных заболеваниях, мы движемся от кризиса к кризису, и только здоровый организм общества не позволяет нам свалиться в агонию. Пока. Судите сами. Сейчас мы уже находимся в состоянии управленческого кризиса, ситуация просто не контролируется. Каждый третий (!) человек в ультрарелигиозном секторе(каждый третий!) заражен коронавирусом, а по стране в целом – 10%. Сопоставьте эти цифры. Проблемами простых людей просто никто не занимается. У израильтян забрали школу, работу, бизнесы. Два месяца назад мы выделили бюджет на закупку компьютеров и планшетов для детей, обучающихся по удаленному доступу. На днях поинтересовались, как обстоят дела? Министерство образования ответило, что находится в процессе закупки…

Сколько нужно времени для этого, ведь скоро пойдет вторая половина учебного года. Родители, чьи доходы пострадали, сегодня должны изыскивать средства, чтобы дать детям частное обучение. Тяжелые проблемы есть и у старших, и у младших классов. Я уже не говорю о студентах… Старшеклассники должны готовиться к багруту. Как они это будут делать? Это правительствосоздает «потерянное поколение», забирая у детей год учебы. Государство берет в долг чудовищные суммы, совершенно не думая кто и за счет чего их будут отдавать.

И как это может отразиться в политике? Вот недавно сам глава МВД Дери, вернейший союзник премьера, как считалось, чуть не устроил бунт «на корабле», даже грозил выходом из правительства…

— Дери успокоился, они добились своего. Религиозному сектору выделено более 600 млн шекелей; я уверен, что на самом деле — там более миллиарда. Мы пытались на финансовой комиссии Кнессета разобраться, какими путями, нигде не прописанными, это было достигнуто. Однако реальность такова, какая и может быть таком правительстве. Соответствующие суммы это — то, что было нужно Дери и Лицману за то, чтобы поддержать Нетаниягу в его стремлении распустить правительство в декабре. Теперь Дери спокоен и уверен в себе. Он деньги получил – можно идти на выборы.

И какие прогнозы? Видно, что у Ликуда по опросам стало гораздо меньше мандатов, чем раньше, но…

— Нетаниягу пока держится в первых строчках опросов, инерция не может так быстро измениться, но, очевидно, что популярность его падает и, главное, катастрофически уменьшается доверие к сегодняшнему правительству и его лидеру. Уже очевидно, что премьер в будущей коалиции рассчитывает на Беннета, без которого он не справится. Да и Беннет уже не так уверен в себе и, кажется, готов согласиться на предлагаемый альянс. Если еще недавно «Ямина» демонстрировала принципиальность, то сегодня она безответственно просто не участвует в голосовании, когда на повестку дня коалиция выносит даже самые сумасбродные законы. Беннет и Шакед больше не критикуют Нетаниягу. Тем более, что у них один общий союзник – ультрарелигиозный сектор. Вот такая компания и планирует получить власть, надеясь создать узкую коалицию – 60 + 1 голос.

Но, думаю, избиратель, наконец, опомнится и не позволит создать здесь «еврейский Иран». К чему ведут такие фундаменталистские тенденции Ликуда, Ямины, не говоря уже об ультраортодоксах, мы хорошо видим по статистике коронавируса.

Нас отправили в карантин в наказание за неспособность правительства справиться с эпидемией. А как мы будем выходить из карантина, если рекомендации и критерии меняются чуть ли не ежедневно?Сразу после йомкипур домой отпустили 15 тысячешиботников, о которых мы ничего не знаем: сколько там заразившихся, был ли у них карантин… Но знаем, что они поехали домой в скученные условия жизни. Это – борьба с эпидемией или борьба за сохранение союза с ультраортодоксами, который сохраняет власть в руках премьера?

А запреты на демонстрации – это из той же серии инструментов борьбы правительства за собственное выживание?

— Я убежден, что крики о вреде демонстраций поднимаются сознательно, чтобы отвлечь нас от реальных проблем. Туда приезжают 10-20, пусть 50 тысяч человек… И из-за них уходить от разговора о судьбе 9-миллионнного народа? Да, там должны быть полицейские, которые следят за ношением масок, соблюдением дистанции. Но нет реального повода для запретов в демократическом государстве на выражение протеста. Тем более, что среди демонстрантов практически нет заразившихся… Возможно, потому что демонстрации происходят на открытом воздухе… В отличие от пения в переполненных синагогах, статистические последствия которого мы увидим в ближайшие дни. А в ультрарелигиозных районах Иерусалима и Ашдода (о Бней-Браке и не говорю) это уже проявилось со всей очевидностью. Надо не потакать этому сектору, а лечить его, спасать…

Борьбу с пандемией давно было необходимо передать в руки службы тыла Армии, которая бы обеспечила выполнение решений, принятых совместно с консилиумом специалистов-медиков. У ЦАХАЛА для этого есть и ресурсы, и технологии, и умение, накопленное в ходе учений. Народ и государство вложили в это немалые средства, и их необходимо задействовать. За то, что они не задействованы до сих пор, мы платим человеческими жизнями. Я не знаю, почему так происходит, хотя догадываюсь. Но ясно вижу: вместо всего этого правительство борется с демонстрациями протеста. Приоритеты сегодняшней власти очевидны.

Михаил Южилевский

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы