ВзглядОсобый

Страна еврейских Советов, или куда плывет наш Титаник

Я много лет освещаю политику Израиля и признаюсь, что хотя некоторые мои коллеги говорят «меня больше ничем не удивить», я все еще удивляюсь. Сохранил за собой эту способность. Ведь что ни день, то председатель коалиции Мики Зохар, то его коллега по партии Оснат Марк, то любовь моя Мири Регев возьмут, да отчебучат что-то такое от чего челюсть возьмет да и отвиснет.

А еще и молоко пропадает из супермаркетов. Серьезно. Министерство сельского хозяйства и Совет производителей молока обвиняют израильтян, дескать, слишком много пьют. Не водки, а молока. Хотя от всего происходящего самое время на водку переходить. Вы понимаете? В нехватке молока не виноват ограничивающий надой коров Совет (не знаю, как вас, а меня от одного этого слова начинает крутить), а рядовой наглый израильтянин, который пьет слишком много молока. Ранее, как помните, рядовой израильтянин слишком много яиц потреблял, а потом – слишком много болгарского перца.

Нетаниягу любит рассказывать нам о том, что он – капиталист, чуть ли не нео-либерал, который открыл рынок для конкуренции, и теперь жить нам всем хорошо и привольно. Вот только у нас Советы всем правят. Совет производителей молока, Совет производителей яиц, Совет еще чего-то… Гистадрут, опять же.

Страна победившего социализма, только с капиталистическими налогами.

Я к этому привык, серьезно. Но удивляться не перестаю. И вот настало утро четверга, первый день октября. Я, по своему дурному обычаю, слушаю новости, Хаим Левинсон и Ярон Декель ведут эфир на «Решет Бэт». И на их вопросы отвечает глава Отдела общественного здравоохранения в Минздраве д-р Шарон Эльрои-Прайс. И на каком-то этапе я чуть не сел на пятую точку. Серьезно. Потому что дама заявила в прямом эфире, что в решении о запрете на полеты «основным доводом является соображение равенства между теми, кто может полететь, и теми, кто не может… Есть люди в Израиле, возможности которых ограничены и они не могут двинуться дальше чем за километр, но те, у кого есть деньги могут спокойно купить билеты и улететь отсюда в другое место».

Ладно бы я, но опешили и видавшие виды Левинсон и Декель. Это что, СССР 30-х годов?, —  спросил Левинсон. Вы хотите сказать, что нет никакого оправдания ограничению полетов с медицинской точки зрения?

Именно так, ответила доктор Эльрои-Прайс.

Что дальше? У нас и так уже «раздевают» любого, кто осмелился зарабатывать больше среднего. У нас и так уже насильно записывают работников в профсоюз, и отбирают часть зарплаты, для согласия требуется всего одна треть сотрудников предприятия. У нас и так уже верные шавки Нетаниягу занимают все новые посты в СМИ, не имея никакого понятия о журналистике, и получают эти посты лишь потому, что днем и ночью непрерывно хвалят Великого Кормчего. Что дальше?

Будем передавать голоса «неправильно проголосовавших» куда надо? Будем уравнивать талантливых инженеров, врачей и программистов с инспекторов кашрута и аврехами? Ничего страшного, процентов 20 зарплаты извольте передать для уравниловки? У него, у авреха, 10 детей, ему тяжело, так что…

Погодите, это не всё. Профессор Йонатан Халеви, президент медицинского центра «Шеарэй Цедек», заявил в последний день сентября в интервью 12-му каналу, что 40 процентов его тяжелобольных – ультраортодоксы. Еще 40 процентов – арабы.

Представьте себе рядового израильтянина, но не совсем обычного, а именно – представьте себе по-настоящему законопослушного израильтянина. Выучился, детей растит, ходит на резервистские сборы (милуим), уважает закон, не тусуется, не ходит без маски. И тут, не дай бог, с ним что-то происходит. И он попадает в больницу. А там, извините, забито все. Нет коек, врачей не хватает.

А почему не хватает? А потому что глава такого-то двора хасидов, то ли Вижницкого, то ли Бэльзкого, то ли Цанзского, провел очередной «тиш». Или мега-ивент в сукке на 500 человек. Или свадьбу внучатого племянника на три тысячи человек. И на одном из этих мероприятий заболели 200 человек, которые разошлись потом по домам и заразили еще тысячу. И все, нет коек. Забито все.

При любом режиме Советов есть своя каста неприкасаемых, своя номенклатура. Те, кто равней остальных. Все животные равны, но некоторые животные равнее других, если вы помните роман Дж. Оруэлла «Скотный двор»? Вы работайте, вы соблюдайте закон, но вы – не более чем овцы, серая толпа. А некоторым закон не писан. Попробуйте организовать тусовку на 10 человек у себя во дворе и ждет вас штраф в 5000 шекелей. А кое-кто организовывает мероприятия на 5000 человек и, в лучшем случае, полиция прибывает на место, чтобы очень вежливо, очень аккуратно, попросить организаторов разойтись. Но очень вежливо, чтобы в антисемитизме не дай бог не быть обвиненным.

Это дурдом, дорогие мои. Это коллапс. Это полная потеря курса.

Виноват во всем лишь один человек, капитан корабля. Не бесхребетный псевдо-штурман Ганц, не лизоблюды из «Ликуда», не грубые боцманы-Зохары/Амсалемы, никто, кроме него одного.

Напоследок хочу сказать, что все актуальней для Израиля становится песня «Титаник» на слова блестящего Ильи Кормильцева, на музыку Вячеслава Бутусова. 26 лет прошло, другая страна, другие реалии, но вот курс, увы, один.

«Матросы продали винт эскимосам за бочку вина,
И судья со священником спорят всю ночь,
Выясняя, чья это вина.
И судья говорит, что все дело в законе,
А священник — что дело в любви.
Но при свете молний становится ясно,
У каждого руки в крови,

Но никто не хочет и думать о том,
Пока Титаник плывет.
Никто не хочет и думать о том,
Пока, пока Титаник плывет».

Александр Гольденштейн

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы