ВзглядОсобый

Остановка на красном

Почему закрыть страну легче, чем Бней-Брак

То ли 12, то ли 16 тысяч американских йешиботников, которых еще в конце прошлой недели договорились привезти в Израиль посреди вспышки пандемии министры Арье Дери и Юлий Эдельштейн, в начале нынешней уже, оказалось, привозят не они, а координатор по борьбе с коронавирусом профессор Рон Гамзу.

С того момента все претензии и вся критика по поводу этого рискового и дорогостоящего, надо сказать, шага направлены против него – дескать, «старший приказал», остальные не при делах…

Загадки мотивации

Конечно, это профессору Гамзу срочно до зарезу понадобились в Израиле на осенние праздники толпы известных своим послушанием светским властям парней из Америки, находящейся на первом месте по количеству заболевших в мире, преимущественно из Нью-Йорка – лидера заражения в США,  из его ультраортодоксальных районов, где уровень инфицированных выше, чем где-либо еще там, — заболевают целыми йешивами. Так вот — непосредственно из йешив, чтоб уж наверняка.

Конечно, именно врач, ответственный за эпидемическую безопасность страны, мог выбрать такой замечательный себе подарок.

Конечно, профессор Гамзу, который при вхождении в должность выдвинул «стратегию светофора», где «красные» — то есть наиболее зараженные — районы следует изолировать, предложил завозить обитателей «красных» районов из Нью-Йорка – своих же нам мало!

Конечно, это он – пообещавший, что дальнейшие шаги правительства в противодействии «короне» будут логичны и понятны обществу, должен был предложить решение, логике не подлежащее вообще.

Зато на этом прозрачном эпизоде хорошо просматривается логика появления и использования нынешней властью новой загадочной должности координатора (в оригинале – «проектора») по противодействию короне. Зачем она понадобилась и почему вдруг стала необходимой правительству, состоящему – напомню, если кто уже забыл, — из 36 только министров.

Свидетельство несоответствия

Эту должность придумали и профессора Гамзу на нее  поставили, чтобы им и его профессорским званием прикрываться, принимая непопулярные решения (вроде импорта потенциальных вирусоносителей, как сейчас, или закрытия страны на карантин, когда это понадобится особо), а потом на него же списать дальнейшие потери, рост заболеваемости, хаос экономики и коллапс больниц, ожидаемый, «когда наступят зимни холода», —  осенью. (И тогда же, по всей вероятности, — выборы, к которым главному их инициатору и бенефицианту следует прийти во всем  белом, чтобы на нем ни пятнышка, хотя вокруг только хлещет.)

Фактически это пост с полномочиями советника и ответственностью стрелочника. Но формально – спаситель нации на аутсорсинге: «Волобуев – вот вам меч!» Подразумевалось, что в ответ на оказанное ему высокое доверие координатор будет чувствовать себя членом правительственной команды и соответственно себя вести. То есть на закрытых совещаниях, может, и отстаивать собственное мнение, но сор из избы не выносить, на публике соответствовать генеральной линии партии в лице правительства — лишнего, а тем более противоречащего ей не скажет. Но с самого начала он повел себя иначе. Во-первых, поступил, как врач: прежде чем назначить лечение, провел анамнез и поставил диагноз. Во-вторых, не стал скрывать, что нашел и к каким выводам пришел. Главный из них – что в Государстве Израиль нет не только стратегии борьбы с пандемией, но даже внятной концепции ее. То есть вот уже полгода жизнь в стране на грани и под угрозой паралича, вся подчинена отчаянному противостоянию коронавирусу: границы на замке, лица в масках, бюджетный дефицит достиг 70 млрд шекелей, доходы казны упали на 32 млрд, а расходы растут – только на антикризисные меры они составили почти 60 млрд, тысячи бизнесов закрылись, около миллиона израильтян лишилось работы, почти 80.000 заразилось коронавирусом, более 500 умерло, без счета – сломанных судеб, разбитых семей, депрессий и самоубийств. И за все это время, пока все это с нами происходит, концепция преодоления этого падения (а пока еще цветочки – ягодки вызреют к осени) не определена, ее нет.

Это не досадное упущение. Это свидетельство полного провала и абсолютного непрофессионализма правительства – как прошлого, переходного, так и нынешнего, коалиционного, — созданного благодаря коронакризису и якобы из-за него. Оно не выполняет функции, ради которой существует. Оно – административный банкрот.

Стрелочник на дынях

Не то чтобы многие из нас не подозревали об этом. Но одно дело подозревать, иметь собственное мнение, а другое – получить заключение не просто специалиста, а уже официального лица, назначенного главным координатором  войны с короновирусом самим этим правительством.

Такое вероломство обескуражило тех, кто привел профессора Гамзу на столь важный пост. Его выбирали (кстати, среди других достойных) и остановились после долгих раздумий (и очевидно, споров) именно на нем, чтобы он с высоты своего медицинского авторитета оправдывал действия правительства, а потом отвечал за них. А он с той же высоты вскрыл бездеятельность и беспомощность их самих. И это уже не мнение очередного профессора-оппонента (таких было много), а заключение их же назначенца – «главного по короне», как они хотели.

В общем, как говорил персонаж Михалкова, проводник-барыга из «Вокзала для двоих»: «Я те че велел делать-то?.. Дыни стеречь! А ты че натворил?» И далее по фильму — следовало быстрое наказание с рукоприкладством. Ну, и в жизни оно не задержалось.Профессора Гамзу стали готовить к закланию, не дожидаясь осенней вспышки коронכвируса и официального открытия предвыборной кампании. Его дискредитация уже началась. То, что ему приписали инициативу завоза потенциальных вирусоносителей из Америки, — лишь первая ласточка. За ней моментально прилетела и вторая – причем из того же гнезда.

Источник разочарования

В понедельник, 3 августа, кабинет по коронавирусу заседал четыре часа, но так и не пришел к единому мнению. Что это значит? Значит, было какое-то мнение, на котором кто-то настаивал, не уступал, однако и поддержки не добился. Кто же этот кто-то, противостоявший остальным? Кабинет по коронавирусу – узкий, его заседания — закрытые, что там происходит на самом деле, знать не дано. Но у нас даже из кабинета безопасности случаются утечки, когда есть в том политическая нужда. Здесь тоже просочилось-утекло. Некие «анонимные источники», присутствовавшие на заседании кабинета, рассказали, что профессор Гамзу разочаровал министров своей работой. Он, оказывается, «не представил программы действий». То есть этот упрямый «кто-то» – профессор Гамзу. Это у него нет программы действий? Он ее представил публично, когда его утверждали в качестве координатора. Чем же он тогда так разочаровал министров, что об этом потребовалось тут же рассказать? Очевидно, самой этой программой или чем-то в ней. Чем же? Из официальных сообщений известно, что самые ожесточенные споры вызвал вопрос об изоляции «красных» (то есть наиболее зараженных) населенных пунктов и районов. Вот тут пазл и складывается. В «красной» зоне – практически сплошь населенные пункты с ультраортодоксальным и арабским населением. (Если кто-то здесь пустится в обобщения насчет источников заразы в виде ортодоксов и арабов, пусть прикусит язык. Такие рассуждения не только недопустимы, но и несправедливы. Если исключить отдельные общины фанатичных нигилистов, намеренно, а то и демонстративно игнорирующих меры санитарной безопасности, высокий уровень распространения вируса в этих секторах прежде всего не вина, а беда – следствие бытовых условий и образа жизни, а не злого умысла, пренебрежения гигиеной или невежества. В тесных квартирах со множеством детей трудно соблюдать социальную дистанцию, всякий инфицированный становится коронавирусной бомбой, возможности самоизоляции мизерны.) Согласно азам эпидемической безопасности, известным с древнейших времен и не утратившим значения до сих пор, — изоляция наиболее зараженных территорий. Альтернатива этому – сплошное и неостановимое распространение заразы.Согласно схеме «светофора» профессора Гамзу (справедливости ради надо сказать, что ему принадлежит лишь формулировка, а не сама идея), следует изолировать населенные пункты «красной» зоны. Альтернатива этому – всеобщий карантин, полная остановка страны.Но согласно идеологии ультраортодоксальных партий, это будет дискриминация, антисемитизм, создание резерваций для истинно верующих — поскольку в «красных» городах и районах живут в основном харедим. Их альтернатива – либо закрывайте все, либо никого. А поскольку коалиция Биби держится на ультраортодоксах, будет так, как скажут они. Вот почему так трудно договориться в кабинете «короны». Вот откуда разочарование министров профессором Ганзу, и понятно, каких министров. А также – почему губительный для экономики страны новый всеобщий карантин – более реальная перспектива для нас, чем необходимая по эпидемическим соображениям изоляция источников распространения вируса. И это – не вероятное при плохом раскладе будущее, а уже существующее настоящее. Мы так живем с начала коронакризиса, мы так продолжим жить, если все останется по-прежнему. Потому что дело не в стрелочнике, пусть даже в звании профессора медицины, а в машинисте.

Владимир Бейдер

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы