ВзглядОсобый

Либерман: «Премьер-министр Нетаниягу разрушает нашу систему безопасности»

«Премьер-министр Нетаниягу разрушает нашу систему безопасности и тянет нас на край пропасти», — заявил в эксклюзивном интервью «Маариву» председатель партии «Наш дом Израиль», депутат Кнессета Авигдор Либерман, 18-й министр обороны Израиля. Он не скупится на критику в адрес Нетаниягу и нынешнего правительства. И самые острые, самые принципиальные критические замечания касаются сферы безопасности. 

«Давайте начнем с Ирана, — говорит он. – У них уже обогащенного урана в восемь раз больше, чем позволяет ядерное соглашение. Они превысили и максимально допустимую по соглашению степень обогащения. Они возобновили ядерную гонку. Около месяца назад они провели успешный запуск шпионского спутника. Что предпринял Нетаниягу в этом отношении? Было ли обсуждение в кабинете министров? Есть ли какой-то план? «Хизбалла» сейчас строит в Ливане завод по выпуску точных ракет. Это было наследие Касема Сулеймани: вместо того, чтобы организовывать опасную контрабанду ракет и везти их через несколько границ, обеспечить Насраллу собственными производственными мощностями для производства точных ракет. Также они хотят наладить производство точных ракет в Йемене, Сирии и т.д. Они целеустремленно двигаются к этой цели. А что делаем мы?»

— Ночью был мощный авиаудар по Сирии, который иностранная пресса приписывает Израилю, разве не так? 

«Атаки необходимы, но этого недостаточно. Это не решает проблему точных ракет, это не остановит град ракет по нашей территории в случае, если начнется эскалация на всех фронтах. Это вполне возможный сценарий. Представьте себе военные действия на севере, в Газе и в Иудее с Самарией одновременно. Может вы думаете, что у нас есть оперативные планы? Которые обсудил и утвердил кабинет министров по вопросам безопасности? Нет. Мы не делаем ничего. Обратите внимание, по поводу Ирана Нетаниягу даже говорить перестал. До этого он хотя бы говорил. Действительно, Иран переживает сейчас огромные экономические трудности, но, несмотря на кризис, падение цен на нефть и другие трудности, иранцы продолжают свои военные программы, как ни в чем не бывало. И продолжают финансировать «Хизбаллу», ХАМАС и «Исламский джихад». 

— Пока сила сдерживания на севере работает.

«Северный округ меня очень беспокоит. Они погрязли в собственном высокомерии. Это системный сбой».

— Вы имеете в виду командующего Северным округом Амира Барама? 

«Я не хочу называть имена, но для меня очевидно, что здесь есть проблема. Их большое эго и поведение в стиле «Я, а все остальные – ноль без палочки», в стиле «Мы знаем всё, нам нечему учиться у других». Нам уже показали «желтую карточку», посмотрите что «Хизбалла» творит на границе, посмотрите как суданцы почти каждый день проникают на нашу территорию из Ливана. Слушайте, это просто невероятная история! Суданский нелегал пришел из Ливана в Шломи, прогуливался там три часа, ходил по поселку, как у себя дома, и в конце концов его задерживают во внутреннем дворе какого-то дома». 

— Послушайте, было 13 инфильтрантов, которые пытались перейти нашу границу из Ливана. 12 из них были немедленно задержаны при попытке нарушения границы. Только с одним случился прокол. Вы не преувеличиваете?

«Эти события должны включить у нас сигнал тревоги. Даже поведение «Хизбаллы» у границы совершенно неприемлемо. Но у нас ничего не делают, вместо этого рассказывают нам бабушкины сказки. Командующий Северным округом поехал к главе местного совета и пообщался с ним для отвода глаз. Вместо того, чтобы решать проблему, у нас ее камуфлируют и заметают под ковер, чтобы не поднимать шум. Командование Северным округом погрязло в чрезмерном тщеславии и высокомерии. Вместо того чтобы вникать в ситуацию, изучать проблемы и извлекать уроки, они игнорируют факты, изображая фальшивую уверенность в себе. Это взорвется нам прямо в лицо». 

Либерман не высказывает критику в адрес начальника Генштаба Авива Кохави. Он назначил его через голову Биньямина Нетаниягу и его супруги, которые лоббировали кандидатуру неопытного Эяля Замира. Либерман верит в Кохави, мыслящего офицера, рвущегося в бой. Проблему он видит в системе. «Вы знаете, что с 1 июля срочная служба в ЦАХАЛе должна сократиться с 32 месяцев до 30? Ее и до этого сокращали, раньше было 36 месяцев. То есть, в нынешней ситуации они сокращают штаты. Я знаю, что начальник Генштаба выступает против, и он прав. Не только нельзя сокращать срок службы, надо его вернуть к трем годам, как было. Но никто ничего не делает. Какова позиция Министерства обороны? Никто не имеет ни малейшего понятия. Если до конца месяца ничего не будет сделано, то будет плачевный результат. У нас есть недоукомплектованные роты в боевых частях, где не хватает по 10 — 15 солдат. Выносилась ли эта проблема на обсуждение кабинетом, где заседает 20 министров? Разве это рабочая структура для принятия решений? Для тщательного обсуждения? Нет «Форума 7», нет «кухонного кабинета», ничего. Сокращение срочной службы с 1 июля это серьезная ошибка, за которую вы заплатим высокую цену». 

— С другой стороны, начальник Генштаба всеми силами продвигает свой многолетний план развития «Тнуфа» и не жалуется.

«Нетаниягу говорил о добавке в 30 – 40 миллиардов шекелей к оборонному бюджету. Где эти деньги? Не получено ни шекеля. Ничего не происходит. На складах национального резерва стоят грузовики «Рио» со времен Войны Судного Дня. Нет плана закупок. Вскоре американская помощь больше не будет конвертироваться в шекели. Это будет серьезным ударом по оборонной промышленности. Это полная беспомощность. Система не работает. При подготовке к утверждению бюджета станут видны огромные пропасти между тем, что было обещано военным, и тем, что будет реально. Нет увязки между размерами угроз и оборонным бюджетом. Важные проекты, уже утвержденные кабинетом, не реализуются. Например, план укрепления объектов от ракетной угрозы на севере, который был заморожен. Защита стратегических объектов, завершение строительства стены на севере, все повисло. Все это когда-нибудь обязательно взорвется». 

— Начальнику Генштаба удается выделить бюджет для реализации его программ. Вместо того, чтобы жаловаться, он «по амбару помел, по сусекам поскреб», и уже профинансировал в значительной степени части своей «Тнуфы»…

«Да, но тем временем у нас проводится точечная ликвидация в танковых войсках. Я слышал, что они решили расформировать еще одну танковую бригаду «Меркава симан 4». Кто это решил? Почему? Это несерьезно. ХАМАС постоянно наращивает военную мощь. Катарские деньги, которые мы позволяем передавать террористам, дают им ресурсы для этого. Их успехи поразительны. Они также улучшают качество своих сил, подготовку, дальность полета и точность ракет. Налаживают производство ракет. Они увеличивают свои силы специального назначения. Они тайно переправляют тонны военного оборудования из Синая. А у нас – ни обсуждений, ни упоминаний об этом. Весь юг бурлит. Теперь Катар ищет причину прекратить передачу денег ХАМАСу, потому что им это уже надоело. Добавьте к этому ситуацию в Ливане, беспрецедентный экономический кризис, беспорядки и полное банкротство государства. А если прибавить к этому веру в то, что из кризиса можно выбраться при помощи военных авантюр, то вы можете понять величину угрозы. Все бурлит, и в один «прекрасный» день мы окажемся втянуты в войну на трех фронтах одновременно. А мы не готовы. Ничего не обсудили, нет планов, нет бюджета, ничего нет». 

Еще один замороженный проект, по поводу которого возмущается Либерман, это перевод разведывательной службы ЦАХАЛа (и, в первую очередь, «подразделения 8200») в Негев, где должна быть построена база Кирьят-Модиин в районе местного совета Ликит. «До того, как я покинул министерство обороны, был объявлен тендер. Это программа национального значения, а не только военного. Кирьят-Модиин будет располагаться по соседству с комплексом Кирьят-Тикшув в районе поселка Омер и Беэр-Шевы, университета Бен-Гуриона и парка хайтека. Этот проект превратил бы Негев в кибер-столицу Ближнего Востока. Кроме того, перемещение Кирьят-Модиин в район Ликит остановит захват бедуинами этих земель. Так почему же все это остановлено?»

— Начальник Генштаба говорит, что нет проблемы хоть завтра перевести всех в Беэр-Шеву или Омер. По поводу Лакии он считает, что нужно сначала проложить железную дорогу. Он говорит, что если добираться в это место из центра страны нужно будет час сорок минут, то мы потеряем высоко квалифицированных работников, которые жизненно необходимы для работы военной разведки, это наше национальное достояние. 

«Значит, нужно проложить железную дорогу. Можно проложить ветку из Беэр-Шевы, это не займет много времени. Кстати, привлекательность «8200» так высока, что будут ездить и в Негев, поверьте мне. Как летчики ездят в Рамон, так разведчики будут добираться в Негев. Тендер уже объявлен, есть конверты с заявками, осталось только открыть эти конверты и дать зеленый свет».

Канцелярия главы правительства отказалась комментировать данное интервью. 

Бен Каспит, «Маарив» 26.06.2020 

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы