ВзглядОсобый

Либерман: Ганц и Ашкенази — генералы, которые ведут себя как новобранцы

Перед праздником Песах газета Маарив напечатала интервью с лидером партии НДИ Авигдором Либерманом, которое взял у него известный израильский журналист Бен Каспит. Интервью большое, развернутое, интересное. Поскольку интернет-формат и газетный, как известно не совпадают, мы хотели бы привести небольшие выдержки из этого материала, занявшего в газете несколько полос на иврите. Бен Каспит известен как блестящий интервьюер, умеющий разговорить собеседника и донести до читателей массу интересных сведений, почерпнутых у него, но мы можем ознакомить вас только с самыми примечательными отрывками из этого материала.

«Ганца и Ашкенази он считает политическими салагами. Нетаниягу водит их за нос. Он до сих пор не готов простить предательство Арье Дери и уверен, что единственная проблема всего блока «только не Биби» была в том, что они не прислушивались к его мнению. Казалось бы, Авигдор Либерман должен переживать сейчас трудные времена, но его не покидает боевой дух, и он уверен, что у него есть своя формула, которая в конечном итоге приведет его к победе. В том числе и над коронавирусом». 

Он желает Лицману и его жене скорейшего выздоровления и крепкого здоровья. Он соблюдает дистанцию общения, часто моет руки и пользуется алкогелем. 

Как пишет Бен Каспит, в прошлый раз они с Либерманом встречались перед Йом Кипуром, тоже для интервью газете Маарив. Это было очень резонансное интервью: партия Наш дом Израиль набрала 8 мандатов на выборах и была на подъеме. А «Кахоль-лаван» опередили «Ликуд» на один мандат. 

Прошло шесть месяцев и еще один выборы.  Журналист ожидал встретить усталого потерпевшего поражение политика. Но, по его словам, Либермана эта ситуация только развеселила. «Он полон боевого духа. Он никуда не уходит, он будет последним, кто будет держать знамя оппозиции бесконечному правлению Нетаниягу, в прошлом его ближайшего многолетнего союзника. Он считает себя последним бастионом либерального, светского, рационального правого политического лагеря, который все больше накрывает волна мессианства, религиозного фанатизма и безумия. Сегодня он главный рупор светского Израиля, которые противостоит Биби, Лицману, Дери, Гафни и всем остальным. Последние два года Либерман – единственный политик в Израиле, который неукоснительно держит свое слово, ревностно придерживается своей программы и предвыборных обещаний. Не прогибается». 

Конечно, в центре интервью сложившаяся сегодня политическая ситуация, развал блока «Кахоль-Лаван» и поведение Ганца и Ашкенази. И Бен Каспит задает прямой вопрос своему собеседнику о том, считает ли он, что те его просто использовали и «кинули».

«Они прежде всего кинули сами себя. Они хоть и бывшие начальники Генштаба, но в политике они салаги. Если бы они продолжили идти со мной по намеченному пути, то сегодня мы были бы совсем в другом месте. Я объяснял им медленно, доходчиво, чтобы все было понятно. Я заседал со всем «кокпитом». Я встречался и с Ганцем отдельно, и с Ашкенази отдельно. Я объяснял им, что я за правительство единства. Но не за тот позор, к которому они присоединяются сейчас. Я им объяснял, что подлинное правительство единства может быть создано только если нам удастся разбить этот право-религиозный блок. Биби понимает только силу. Поэтому мы должны положить на стол реальную угрозу. Нетаниягу понимает только такой язык». 

По мнению Либермана такой угрозой могло стать только взятие Кнессета под контроль.

«Он контролирует правительство, значит мы должны были взять под контроль Кнессет. Только так создается равновесие, и можно вести диалог на равных. Я объяснял им, что контроль над Кнессетом – это председатель Кнессета, финансовая комиссия, комиссия по регламенту, желательно еще и конституционная. Когда мы закрепимся на этих позициях, мы подадим законопроект о том, что человек, которому предъявлено обвинительное заключение, не может получить от президента мандат на формирование правительства. Если бы мы продвинулись, все бы сработало, Нетаниягу стал бы говорить с нами совсем по-другому, и мы создали бы действительно эффективное правительство». 

Бен Каспит напоминает своему собеседнику, что по словам Ганца и Ашкенази все испортил Яир Лапид. Либерман говорит, то это вранье,

«Это вранье. Они придумали такую версию задним числом, чтобы оправдаться хотя бы перед собой. Проблема в том, что Ганц не выдержал и моргнул первым. Биби выдвинул ультиматум, что если Меир Коэн будет избран спикером, то единства не будет, и Бени поверил в эту ерунду. Как можно было сразу капитулировать? Да и коалиционные переговоры они вели, как полные дилетанты. С самого начала они уступили председателя финансовой комиссии и спикера Кнессета. Как они могли так глупо себя повести? Я до сих пор не понимаю. Они хотели этим улучшить свои позиции на переговорах с Нетаниягу? Но в результате они развалили весь блок, а также свою собственную партию».

Естественно, что у журналиста возникает вопрос о том, было ли все это двойной игрой и обманом со стороны Ганца и Ашкенази, возомнившими себя великими политиками. 

«Да. Они, мягко говоря, не особо умные ребята. Они салаги. Генералы, которые ведут себя как новобранцы. Я объяснял Габи, что такое Биби. Сначала он звал Ашкенази к себе министром обороны, а потом обрушил на него потоки грязи и компромата. Какие-то записи разговоров, конфликты с друзами, и т.п. Ганца он сам назначил начальником Генштаба и пел ему дифирамбы при каждой удобной возможности. И это не помешало ему потом обливать его грязью и с пренебрежением говорить обо всех его заслугах, цитируя каких-то людей, которые, якобы, говорят, что Ганц – это угроза для безопасности страны. Сейчас у него снова «медовый месяц» с Ганцем, которого он еще совсем недавно объявлял невменяемым и угрозой для страны. Вы не понимаете, с кем имеете дело? Если вы не создадите реальный рычаг давления на него, то ваше дело швах».

Никакие попытки Либермана объяснить новоявленным политикам от генералитета о том, что политика это не просто, что выходя на это ристалище надо прислушиваться к людям опытным, а не заниматься шапкозакидательством, к сожалению не пробили броню их самоуверенности

«Они страдают от чрезмерного самомнения. Они уверены, что все знают лучше других, и во всем разбираются лучше других. Плюс наивность, отсутствие политического опыта. Если бы они были умнее, они бы отдали мне ключи, чтобы я управлял всем процессом. Делами всего блока. Но… Вокруг Ганца собралась тяжелая компания карьеристов, рвачей, которые не знают даже самых элементарных вещей в политике. На данный момент всем понятно, что они потерпели тотальный фиаско». 

Бен Каспит напоминает, что если Нетаниягу и Ганц договорятся, то через полтора года Ганц въедет на Бальфур и получает откровенный ответ лидера НДИ:

«Поверь мне, что даже у тебя больше шансов получить ротацию с Нетаниягу, чем у Ганца… Помнишь еще Моше Фейглина? Интересно, какой министерский портфель в экономической сфере он получит у Нетаниягу? Вспомни Рафи Переца? Биби заставил его расторгнуть договор с Бен-Гвиром, и Перец принес себя в жертву в обмен на обещание, сделанное перед телекамерами, что он будет министром просвещения при любом раскладе, что бы ни произошло. Биби дал ему «личные гарантии», что даже если Еврейский дом не выберет его, то он, Биби Нетаниягу назначит его министром образования. Такие же обещания он давал в прошлом Рафи Эйтану, и многим другим доверчивым простачкам, и всех кинул. Нужно понимать, что Нетаниягу – это машина по производству вранья. Он никогда не раскаивается, у него не бывает угрызений совести, ему не стыдно, когда он врет. Такой человек». 

Поскольку в интервью поднимаются животрепещущие вопросы израильской политики, то конечно встает вопрос и об аннексии Иорданской долины и поселенческих блоков. Если это произойдет, назовет ли  Либерман Нетаниягу настоящим лидером правого лагеря?

«Ты шутишь? Он может аннексировать прямо сегодня. А мог вчера. Мог полгода назад. Год назад. В любой момент. Он знает, что НДИ при любых обстоятельствах будет голосовать за. Мы даже подали свой законопроект об аннексии, который Биби отложил в долгий ящик. У него всегда было большинство, только он почему-то до сих пор не сделал этот шаг. Пойми одну вещь: этот человек, Биньямин Нетаниягу, не имеет никакого отношения к правому лагерю. Он представляет собой абсолютный оппортунизм, чистейшей воды. То он произносит Бар-Иланскую речь, то говорит об аннексии. Правые должны избавиться от его правления. Это моя историческая миссия. Как вернуть правый лагерь к его истокам – к государственному подходу, к светской, вменяемой, либерально-демократической идеологии. Он превратил правый лагерь в зону дешевого популизма, оппортунизма, мессианства и религиозного фанатизма». 

После всех криков ликудовских пропагандистов о том, что Либерман готов на сотрудничество с Объединенным списком Бен Каспит естественно не мог не спросить лидера НДИ об этом

«Больше всего с Объединенным списком сотрудничает Биньямин Нетаниягу. В течение последней каденции они постоянно договаривались.  Они блокировались в финансовой комиссии и в комиссии по внутренним делам. Они вместе голосовали за кандидатуру госконтролера. Объединенный список голосовал за роспуск Кнессета. Знаешь, после последних выборов Лапид объявил о создании оппозиционного форума, чтобы мы могли совещаться все вместе. То есть, и я, и Объединенный список. Я сразу сказал ему, что в одной комнате с арабскими депутатами я заседать не собираюсь. Ни при каких обстоятельствах. Заседайте отдельно с ними, и отдельно со мной». 

И конечно, учитывая основной посыл, с которым партия НДИ шла на выборы,  не обошлось и без вопроса об отношении Либермана к «харедим». Либерман ответил на этот вопрос так, как отвечал на него всем и всегда. Может сейчас, когда выборы позади, его наконец услышат.

«У меня нет ненависти к ним. Все, кто со мной знаком, подтвердят это. Большинство из них законопослушных граждане. Но нет сомнений, что когда эпидемия закончится, они должны будут сделать для себя выводы. В ходе предвыборной кампании нас называли антисемитами и осыпали проклятьями. Теперь все увидели, что мы были правы. Я смотрю, что сегодня пишут в социальных сетях, и это просто ужас. Если бы мы позволили себе десятую часть этих высказываний во время предвыборной агитации, нас бы съели с потрохами. Когда началась эпидемия, мы остановили всю критику против них, потому что сейчас не время. Нельзя подливать масло в огонь. Проблема с харедим в том, что в их среде есть несколько течений, которые возомнили себя государством внутри государства и не воспринимают никаких указаний. Это «Пелег Иерушалми», это «Эда харедит» и иже с ними. Но их путают с другими, и это наносит ущерб всем ультраортодоксам. Их руководство должно сделать работу над ошибками, и очень серьезно пересмотреть свое поведение. Может тогда появится возможность для перемен в этом секторе».

И конечно, нельзя было обойтись без вопроса об эпидемии. Журналист спрашивает мнение Либкрмана о том, как надо ей противостоять

 «Меня трудно обвинить в симпатиях к Нафтали Беннету, правда? Но в нынешней ситуации все полномочия нужно было передать Командованию тыла. Именно для таких ситуаций мы создавали эту структуру и инвестировали в нее миллиарды. Законодательство предусматривает специальный формат для таких событий, это называется «чрезвычайное положение в народном хозяйстве», но его не ввели по политическим, не имеющим отношения к делу соображениям. Главное, что Нетаниягу получил возможность каждый день выступать по телевидению и работать напрямую с гендиректором Минздрава, потому что министр там абсолютно не компетентен. Решения не принимались вовремя, указы задерживались. Вместо того, чтобы вводить карантинные меры точечно, там где есть очаги эпидемии, Нетаниягу распространяет их на всю страну, потому что так проще. В течение месяца у нас появился миллион новых безработных. Малые и средние бизнесы в катастрофическом состоянии. Массовые банкротства. Это абсурд. Государство одной рукой запрещает им работать, а другой продолжает требовать с них налоги. Нужно дать людям ощущение безопасности и оптимизма, а не постоянно запугивать, транслируя панику и истерические припадки. Нетаниягу использует ситуацию в своих политических целях. И это его главная цель. Через несколько месяцев нас ждет коллапс». 

Либерман напоминает Бен Каспиту о том, что партия разработала свою профессиональную, взвешенную экономическую программу по выходу из кризиса

«Нам нужно возрождать экономику, помогать точечно бизнесам, давать им прямые дотации. Мы должны пустить деньги на трудоустройство вместо того, чтобы выбрасывать их на пособия по безработице для всех».

Журналист напомнил, что и в предыдущем интервью Либерман не захотел рассказывать из-за чего он поссорился с Арье Дери, но собеседник и на сей раз отказался рассказать ему об этом, но все-таки по просьбе Бен Каспита, дал намек:

 «У меня есть красные линии, которые я сам никогда не пересекаю. Это мои правила. Каждый задает себе сам правила поведения. Когда кто-то переходит эти красные линии, как Дери, как Биби, то все заканчивается». 

Подготовила Илана Коэн

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы