ВзглядОсобый

Южный Тель-Авив в ожидании африканского бунта

Южный Тель-Авив, многие кварталы которого заняты нелегалами из Африки и Азии, может превратиться не только в рассадник коронавируса, как о том пишут на сайтах Ynet и Walla. Есть также опасность всплеска криминальной активности, который произойдет на юге «города без перерыва» и затронет близлежащие районы Тель-Авива, включая его центр, а также соседние города.

Нелегалы заняты, как правило, на черных – во всех непрямых смыслах этого слова – работах. Чернорабочими они трудятся на стройках и уборке улиц, подсобниками – на небольших предприятиях, низовым обслуживающим персоналом – в гостиницах, кафе, ресторанах. В ряде подобных мест и оплата осуществляется «по-черному», разумеется, без соблюдения трудового законодательства и прав работающего. Весь этот преступный, в сущности, бизнес процветал долгие годы и не пресекался, так как нынешняя власть во многом опиралась и опирается на лобби подрядчиков, посредников, вербовщиков рабочей силы, спекулянтов жильем, короче, на деляг и торгашей — в самом нелестном значении этих слов. Потому-то ни настоящая борьба с незаконной трудовой миграцией, ни даже элементарное регулирование состояния нелегального населения в течение последних 10-15 лет не велись: какое же правительство и какая «партия власти» попрет против своего верного электората, использующего инфильтрантов в целях наживы?

В условиях пандемии и вызванных ею ограничительных мер большинство нелегальных трудовых мигрантов остались без работы, а так как многие из них любой лишний грош отправляют на родину и достаточных накоплений не имеют, то – и без средств к существованию. Хваленые фонды, поддерживавшие фальшивых беженцев в «мирное» время, теперь не станут разбиваться ради них в лепешку. Финансовые потоки, шедшие к ним из Европы, от так называемых правозащитных, а по функциям – антисионистских организаций, иссякнут или уже иссякли по понятным причинам. А так называемые волонтеры попросту не рискнут соваться в места проживания бывших подшефных.

Получается, что десятки тысяч оставшихся без дела африканцев и азиатов будут вынуждены сидеть взаперти в квартирках Южного Тель-Авива? По восемь-десять, в лучшем случае, человек в каждой? По три-четыре семьи с маленькими детьми (не забудем про рецепт получения «бэби-визы) в трехкомнатной израильской «хрущевке»? Да не станут все эти люди там томиться, просто не смогут!

Пока Неве-Шеанан, старая автостанция, Левински и прочие подобные места, если верить корреспонденциям и репортажам оттуда, живут как жили. Действуют афро-азиатские кафешки и ресторанчики, лавки и минимаркеты, парикмахерские и прачечные, никуда не делись также подпольные игорные дома, бордели и наркопритоны. Но полиция проводит рейд за рейдом, не особо стесняя себя в выборе средств разгона скоплений нелегальной публики, и скоро «тель-авивский Гарлем» может замереть. Или почти замереть. Хотя, думается, массовое тестирование в этих районах начнется очень не скоро, и потрясение от действительного числа носителей вируса и больных «короной» нелегалов еще впереди.

Ну, допустим, люди подчинились требованиям властей страны, гражданами которой не являются, и заперлись в своих съемных жилищах. Теснота, антисанитария и бытовые конфликты, которые неизбежны при круглосуточном нахождении десяти здоровых молодых мужчин или трех семей с маленькими детьми в одном жилище, снова выгонят их на улицы. Только более растерянными и ожесточенными, чем до вынужденного карантина.

До сих пор, надо признать, криминальность этой группы населения отнюдь не зашкаливала, а порой нелегалы вели себя тише и приличнее некоторых гордых уроженцев Израиля. Никто не собирается скопом записывать в потенциальные преступники этих людей, не от хорошей жизни подавшихся в бега и в большинстве своем терпеливых, благодарных и трудолюбивых. Но все-таки ментальную разницу отменять рановато, и те нравы, которые свойственны странам, из которых они бежали, тоже надо учитывать.
Мы не так много знаем о том, что на самом деле происходит в этой среде, но я, например, нередко бываю на Неве-Шеанан, этом «проспекте Нелегалов», и не надо быть большим психологом или маститым криминологом, чтобы угадать вот в этом мордатом чуваке с якорной золотой цепью на шее и в дорогущих кроссовках — либо сутенера, либо наркоторговца, либо скупщика краденого, либо и того, и другого, и третьего в одном лице. Или вот в тех смуглявых «вьюношах» с сережками во всех ушках и ярких маечках в обтяжку – проституток мужеского полу. Или вон того лихого кучерявого наездника заподозрить в том, что этот велосипед, стоимостью в месячную зарплату автомеханика, он отнюдь не покупал. Зато в десятках усталых, увешанных пакетами мужчин и женщин, идущих вечером по этой улице, сразу угадываются простые трудяги.

Все это так, но коронавирусные времена способны что-то в этом раскладе изменить. Вынужденное безделье и безденежье могут «подвигнуть» некую часть африканских нелегалов на кражи, грабежи и даже разбой. И не факт, что начнут они со своих чернокожих соседей — товарищей по несчастью.

Вокруг них – еврейские кварталы, где живут те, кого нелегалы считают счастливее и благополучнее себя. До последнего времени кражи из соседских домов, налеты и уличные ограбления, совершенные африканцами, можно было пересчитать по пальцам. Но кто теперь поручится за то, что процент этих преступлений в Южном, Юго-Восточном и Центральном Тель-Авиве, а также в близлежащих городах – Холоне, Бат-Яме, Кирьят-Оно, Рамат-Гане, Гиватаиме и прочих — не взлетит вверх? Грабителям и налетчикам вряд ли знакомы слова из песни Высоцкого по то, что и окружающие «живут, между прочим, по-разному», они просто пойдут за добычей…

…Дай Бог, чтобы всего этого не произошло, и подозрительность не взяла верх над нормальными человеческими чувствами. Но и бдительность терять не стоит. Особенно — в перечисленных выше районах и городах.

Не стоит открывать двери незнакомцам, какой бы повод они ни называли (посыльные могут оставить оплаченные заранее продукты или товары у двери, а представители санэпиднадзора пока еще поквартирные обходы не проводят). При вынужденном оставлении жилья, следует тщательнее проверять дверные и оконные засовы и, с учетом того, что отсутствие сейчас не может быть долгим, оставлять включенным свет хотя бы в одной из комнат на фронтальной стороне дома. На короткие прогулки не брать с собой большие деньги, крупные с виду драгоценности и все прочее, что может привлечь грабителя. Не нести в руке дорогие мобильные телефоны и планшеты, плотнее прижимать к себе наплечные сумки. Ну и, да проститься этот рискованный в наше «политкорректное» время совет, держаться на улицах подальше от встречных-поперечных, чей внешний вид, мягко говоря, не вызывает особого доверия.

И, конечно, надеяться на то, что «моя милиция (полиция) мне бережет», а коронавирус отступит в обозримое время. А что еще остается?

Лазарь Данович

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы