ВзглядОсобый

Профессор Леонид Эйдельман: «Если к концу каденции мы не добавим тысячу врачебных ставок, я подам в отставку»

Леонид Эйдельман, кандидат на пост министра здравоохранения от НДИ, председатель Всемирной ассоциации врачей, заявил в беседе с репортером медицинского журнала Doctalk (израильское издание международного медицинского журнала «Докторс онлайн») Майей Ронен: «Для меня рекомендация НДИ на пост главы минздрава – это мобилизационная повестка, я обязан сделать все, чтобы исправить чудовищные перекосы в работе системы здравоохранения. Замминистра здравоохранения Яаков Лицман провалил абсолютно все, за что брался, за исключением программы стоматологического лечения. Минздрав ведет себя по отношению к врачам попросту непростительно. Министерство здравоохранения, не доверяющее работающим на него врачам – это же уму непостижимо!»

«Через три года после того, как я возьмусь за руководство минздравом, больных в коридорах больниц больше не будет. Необходима настоящая революция: открытие новых больничных отделений, планирование и строительство новых больниц, увеличение численности студентов медицинских факультетов», – заявляет Эйдельман.

«Я гарантирую за два года работы министром здравоохранения сокращение на 30% очередей на операции и диагностические процедуры, а за три года эти очереди сократятся вдвое. И, повторяю, спустя три года после того, как я возьмусь за дело, в коридорах больниц больные лежат не будут. Это достижимо», – говорит Леонид Эйдельман.

В беседе с журналисткой Эйдельман делится планами по спасению израильской системы здравоохранения, дает оценку работе нынешнего министра здравоохранения и возглавляемой им системы, вспоминает стачку врачей в 2011 году, тяжелейший кризис интернатуры и рассказывает о своих отношениях с председателем НДИ Авигдором Либерманом.

Профессор Эйдельман занимал пост председателя Израильской медицинской ассоциации с 2009 по 2018 год, а ныне возглавляет Всемирную ассоциацию врачей, ведет клиническую практику на кафедре анестезиологии и реанимации медицинского факультета Тель-Авивского университета, а также заведует отделением анестезиологии больницы «Бейлинсон» в Петах-Тикве.

«Наша система здравоохранения никогда не имела стратегической программы управления и развития. Лицман провалил все инициированные им реформы, при нем ухудшилось финансирование медицины и вообще все», – утверждает Эйдельман.

По его мнению, очень важно, чтобы систему здравоохранения возглавлял профессиональный медик, изнутри знакомый со всеми сложностями этой системы: «Я не уверен, что моим гендиректором будет врач, но один из двоих, стоящих во главе минздрава – министр или гендиректор – обязательно должен быть врачом. Мы подавали соответствующий иск в БАГАЦ. Суд постановил, что нынешняя ситуация была допустима «в виде эксперимента», но эксперимент-то этот с треском провалился!»

По поводу стратегии развития системы Эйдельман говорит: «Я просил гендиректора минздрава побеспокоиться о том, чтобы Лицман представил стратегическую программу. Лицман вытащил из кармана несколько бумажек и произнес: «Вот вам стратегическая программа!» Он это всерьез?! После этого неудивительно, что в нашей системе здравоохранения загублено все живое. Лицман потерпел фиаско абсолютно во всем. Возьмите «реформу каннабиса», которую он, якобы, провел. Все было сделано тяп-ляп, без малейшей попытки подумать обо всех аспектах. Как может быть, чтобы каннабис в аптеки поставляли, но на прилавках его не было! То есть опять тот же «стиль работы»: никто толком ни о чем не подумал. Прежде всего, не подумали о больных, которым, несомненно, необходим этот препарат».

«А уж его отношение к врачам – это просто непростительно. В угоду минфину минздрав выставляет всех врачей жуликами, работающими на фармацевтические компании. Минздрав, не доверяющий докторам, публикующий данные об их зарплатах, чтоб создать у людей впечатление, что это не врачи, дескать, а рвачи, не смеющие просить прибавки к жалованью и ищущие побочные заработки… Где это вообще видано?» – говорит Эйдельман.

О своем вступлении в ряды НДИ Эйдельман рассказывает так: «Позиции НДИ по другим вопросам меня вполне устраивают, и я знаю, что Либерман обращается к тем проблемам, которые по-настоящему волнуют людей. Если избиратель доверит ему решить проблему здравоохранения, он и это сделает. Либерман – первый, кто понял, что систему здравоохранения должен возглавлять профессионал, а не политик. Политикой я заниматься не намерен, я буду заниматься только своей сферой, дабы спустя 10-20 лет вся наша система здравоохранения не развалилась полностью. Возьмите проблему нехватки врачей. Ее решать надо комплексно: увеличить и численность студентов-медиков, и количество ставок в интернатуре. Что бы нам ни рассказывали, численность врачей в стране постоянно снижается при том, что во всех развитых странах она постоянно растет. Пожилые врачи уходят, а государство ничего не делает, чтобы восполнить нехватку, студентов-медиков удручающе мало. Если я займу пост министра, я увеличу количество ставок в интернатуре на тысячу и, если к концу каденции я этого не добьюсь, сам уйду в отставку. Когда в 2011 году я прекратил голодовку, это было сделано потому, что сумел кое-чего добиться именно в вопросе интернатуры – выделения еще тысячи ставок, прекращения издевательств над дежурными врачами и выплаты поощрений проходящим интернатуру. Денежные поощрения интернам себя полностью оправдали, врачи стали работать там, где раньше никто желал. В неонтологии в 2011 году у нас было всего три врача, а спустя три года – уже восемнадцать. В 2011 году в ходе стачки нам удалось добиться официального признания того, что сфера хирургии находится в кризисе. К тому моменту заведующие отделениями не допускали интернов до операций, говоря, что «не позволят им даже дохлую кошку прооперировать». А после нашей акции отделения хирургии стали понемногу наполняться врачами, но теперь ситуация опять покатилась по наклонной плоскости».

«Первое, чем необходимо помочь интернам – это обеспечить круглосуточную посменную работу медицинских секретарей, – считает Эйдельман. – Сейчас врачи оказались попросту оторванными от пациентов, они вынуждены сидеть за компьютерами, внося туда всевозможные данные, зачастую никому не нужные. Врачей буквально душат бюрократия, канцелярщина, им даже санитарией почему-то тоже приходится заниматься. Допустим, интерну надо заказать для пациента компьютерную томографию или консультации специалистов из других отделений. Для этого ему приходится прилагать столько усилий, что у него буквально свободной секунды не остается, а страдают и он сам, и пациенты. Все это должна делать секретарь, а не врач. И я добьюсь, чтобы всю канцелярскую работу за врачей круглосуточно делали секретари, включая заполнение и оформление выписки пациента. Я постоянно твержу врачам со стажем, что нам приходилось куда легче, нежели нынешним интернам. Я в своем отделении после суточной смены обязательно отпускаю интернов по домам. Для того, чтобы облегчить им жизнь и работу, можно сделать многое буквально сразу».

«Для меня рекомендация на пост министра здравоохранения – это призыв. Я намерен исправить все перекосы в работе системы здравоохранения. Я встаю по утрам, чтобы решать проблемы, и решаю их ежедневно в своем отделении. И точно так же буду делать в минздраве», – резюмирует Леонид Эйдельман.

*На правах рекламы

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы