Взгляд

Авигдор Либерман целеустремлен, как никогда

Корреспондент газеты «Маарив» Эяль Леви, приехавший в поселение Нокдим брать интервью у главы партии «Наш дом Израиль» Авигдора Либермана, поинтересовался, действителен ли лозунг: «Поселенец против жителя Кейсарии?» И получил вполне развернутый ответ: «Вы не можете причислять себя к определенному мировоззрению, если вы не воплощаете его в жизнь. Мы могли бы с женой переехать в Иерусалим или в любое другое место, но мы счастливы именно здесь. Когда мы прибыли сюда в 1988-м, здесь были только караваны. Трое детей, 44 квадратных метра брутто, и мы отлично жили все вместе. Весь поселок был одной большой семьей». «Вас не спрашивают соседи по поселению, что случилось с Иветом?», — переспросил Леви. «Они знают, что я сделал, и какие у меня заслуги в поселке. Мне очень нравится это место, потому что из бурной политической жизни я возвращаюсь сюда, где полная тишина и едва слышно, как работает кондиционер. Я не люблю городской шум», — был ответ. «Я поселенец, но не безумный фанатик», — продолжил Либерман, и далее речь пошла именно о них и о зависимом от них «обитателе Кейсарии».

О них, об ультраортодоксах и религиозных фанатиках: «Они зашли слишком далеко, упиваясь своей силой. Они достигли максимальной реализации с 16 мандатами (ШАС и Еврейство Торы) и еще пятью  ультраортодоксами из национально-религиозного лагеря, фанатиками, верящими в приход Мессии, которые еще более радикальны, чем ультраортодоксы. Я слышал заявления Смотрича и Рафи Переца, это бред. Перец говорит, что он хочет вместо университетов открыть «школы пророков», а Смотрич хочет вернуть нас во времена царя Давида. Вы слышали записи лекций Рафи Переца, которые он читал на курсах предвоенной подготовки? Он сказал, что движение Хаскала и эмансипацию следует считать ошибками и вероотступничеством. Вы понимаете? И это главный педагог Израиля! Они не правые, они фанатики, верящие в Мессию. Посмотрите на лидеров правого лагеря, начиная с Жаботинского. У них не было ничего общего с мировоззрением Рафи Переца». На последовавший вопрос об участии НДИ в правительстве Нетаниягу и религиозных мракобесов Либерман ответил твердо: «Мы не готовы к компромиссу. С ними мы сидеть в одном правительстве не будем».

Теперь о Биньямине Нетаниягу. Либерман с порога отмел версию «личной неприязни и желания сбросить Биби»: «В наших отношениях были взлеты и падения, но на этих выборах они достигли некоего предела. Все его попытки представить все, как мою личную месть ему, это просто безумие. Я не злопамятный и никогда никому не мстил. Я не в первый раз встал и ушел, когда были нарушены мои принципы. Я присоединился к правительству Шарона, но это было, когда он говорил: «Судьба Нецарим – это как судьба Тель-Авива». Но потом он начал размежевание. Я, в отличие от Нетаниягу, проголосовал против и покинул правительство. У меня не было проблем с переходом в оппозицию. То же самое было с Ольмертом. После Второй Ливанской войны все обрушилось, ЦАХАЛу предстояла серьезная работа над ошибками, и я был в правительстве. Но как только премьер-министр Ольмерт отправился в Аннаполис, я встал и ушел. У политика должны быть красные линии и принципы, иначе он ничего не стоит. Сегодня предельно ясна сделка между Нетаниягу и ультраортодоксами: они дают ему коалицию, он дает им государство Галахи». «В правом лагере есть достаточно людей, которые хотят остановить это безумие с государством Галахи. Все основатели сионизма были светскими людьми. Герцель, Нордау, Пинскер. Символы ревизионистского движения, Жаботинский и Трумпельдор, ездили в субботу, а иногда даже ели кошерную пищу. Вот и мы продолжаем эту традиционную линию. Это Нетаниягу пытается эту линию потерять, превращая «Ликуд» в партию религиозных угодников».

Как было не спросить бывшего министра обороны о том, что он думает о безопасности? Либерман ответил обстоятельно, как и положено человеку, обладающему всей необходимой информацией и стоящему на твердых позициях.

 «Мы должны решить, что делать с Газой. Это гораздо проще, чем Иудея и Самария. Почему? Во-первых, в Газе нет евреев, а в Иудее и Самарии 460 тысяч поселенцев движутся по дорогам ночью и днем. Во-вторых, у Газы есть выход к морю, а в Иудее и Самарии нет. Поэтому надо подходить к решению с определенной стратегией. У каждой террористической организации есть три источника: идеологический, финансовый и оперативный, и бороться надо со всеми тремя одновременно. Недостаточно только воевать с боевиками, только проводить точечные ликвидации или только тормозить денежные потоки. Самое сложное – бороться с идеологией. Когда я был министром обороны, мы создали сайт специально для жителей Газы. Я попросил предоставлять мне ежедневный отчет в темах, которые поднимаются в блогосфере жителями Газы. И это начало работать быстрее, чем я ожидал. В Газе начались протесты против ХАМАСа, который очень глупым способом решил перенаправить возмущение народа на Израиль, организовав «марши возвращения» у разделительной стены. Вместо того, чтобы продолжать давление на ХАМАС, Нетаниягу запаниковал и начал покупать затишье за деньги. У нас, конечно, никто ничего не помнит. Но в пятницу произошло шокирующее убийство 17-летней израильтянки. ХАМАС поспешил благословить теракт, а в воскресенье катарский посланник спокойно приехал в Газу с наличными. Мы обязательно должны прекратить эти денежные вливания». 

О прошлом, настоящем и будущем – своем и партии «Наш дом Израиль». И тут Либерман был не только точен, но и предельно откровенен.

«Я вырос в сионистской семье, мы жили в Кишиневе, и у меня остались воспоминания детства, которые невозможно стереть. Например, мои родители всегда говорили друг с другом на идише. До 3 лет я не говорил по-русски. Я помню поездку на автобусе в советское время. Автобус набит битком, как сардины в банке. Все неевреи. И вдруг двое взрослых и ребенок начинают громко говорить на идише. Я помню косые взгляды. Будучи ребенком, я понял, что происходит что-то странное. Там был антисемитизм, но мои родители продолжали идти своим путем». «Я не игрок, не умею делать ставки, но я определенно доволен тем, что делаю. Я был на всех ответственных государственных постах, чтобы понять, что мне нужно, и что не нужно. Кто в Кнессете, не считая Нетаниягу, обладает таким большим опытом, как я, на всех должностях, от генерального директора канцелярии премьер-министра до министра обороны?» 

«Премьер-министр – это одна из опций?»- подсказал интервьюер. Ответ был достойным.

«Помните, как сказал Бегин: «Для меня большая честь служить народу Израиля также в оппозиции». С точки зрения того, что нужно государству, нет сомнений, что высшим интересом является национальное, либеральное, широкое правительство в составе трех партий: «Ликуд», «Наш дом Израиль» и «Кахоль-Лаван. Никто не верил, что мы устоим перед искушениями и выдержим давление на нас. Нам сделали щедрое предложение для вступления в правительство. Портфели министра обороны, абсорбции, комиссия Кнессета по внутренним делам и другие премии. Мы сказали: «Нет, мы сначала хотим обязательств по закону о призыве». 

И, наконец, о выборах. Можно считать это призывом или нет, но и тут Либерману было что сказать. «Знаете, в чем проблема со светскими? Возьмите данные голосования 9 апреля 2019 года. В районе Меа-Шеарим явка была 120%, потому что там умеют перед выборами воскрешать мертвых. И давайте посмотрим, какой была явка в Гуш-Дане, где большинство светских — около 55%. Сколько можно сидеть на диване у себя в салоне и жаловаться на жизнь? Если они не проголосуют, то перемен не будет. Тем более, что дается выходной день. Как люди могут спокойно ехать на пикники или на пляж, не проголосовав! В Австралии, если вы не голосуете, вы заплатите штраф. Если это хорошо для австралийцев и бельгийцев, почему это плохо для нас?».

 «Это непростое время, и радует то, что уже виден финиш. В общей сложности три с половиной предвыборные кампании подряд. Сначала муниципальные выборы 30 октября, через две недели второй тур муниципальных выборов в отдельных городах-это засчитаем за половину. Выборы в Кнессет были 9 апреля и теперь 17 сентября. По любым меркам, это слишком много». Но, назвав самого себя «старым боевым конем», 61-летний собеседник корреспондента «Маарив» выглядел политиком и лидером, вполне готовым к большому бою и уверенным в успехе. Чувствовалось, что он знает, чего добивается, и, главное, для кого. Для Государства Израиль, для своего народа, для избирателей его правой партии с говорящим названием «Наш дом Израиль».

М.Южелевский

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы