ВзглядОсобый

Признак силы

Наш маленький Израиль – удивительная страна где многое перевернуто с ног на голову, если сравненивать с остальными высокоразвитыми странами.

Всюду правые и левые – это капиталисты и социалисты, спорящие об экономических проблемах. У нас правые – это в основном поселенцы и жители городов развития, а левые – жители элитных районов Северного Тель Авива и Савьона.

В большинстве развитых стран мирно уживаются светские и религиозные, даже в странах, где религия не отделена от государства. У нас же раскол между светскими и религиозными углубляется с каждым годом.

Так же и с базовыми политическими понятиями и оценками. Во всех развитых странах политик, ушедший в отставку с поста министра из-за несогласия с политикой правительства считается сильной личностью, и, как правило, он возвращается во власть на новые высокие позиции (достаточно вспомнить Черчилля). У нас же лидеру, ушедшему в отставку из-за категорического несогласия с провальной политикой правительства, приходится раз за разом объяснять, почему он пошел на такой принципиальный шаг.

Что ж, нечего жаловаться, мы живем в Израиле, поэтому от нас не убудет объяснить еще раз.

В октябре 2018 года министр обороны ушел в отставку. Было ли это шагом сильного лидера? Безусловно и категорично – да!

Авигдор Либерман стал министром обороны в мае 2016 года. А теперь давайте вспомним, как напрягся тогда весь Ближний Восток. Притихли и террористы всех пород – уж они-то точно знают «кто есть кто». Активизировалась и была налажена координации с Россией по действиям в Сирии.

И вообще, за прошедшие 2,5 года, Либерману удалось сделать немало. Достаточно вспомнить о реформе условий срочной службы – удвоение(!) оклада, где акцент был сделан именно на солдатах, а не на генералах. Наконец то были созданы отдельные Ракетные войска, которых почему-то до тех пор не было у Израиля, хотя есть у всех террористов, мечтающих нас уничтожить.

Однако каждый настоящий политик, каждый сильный лидер умеет определить главную точку приложения своих сил. Либерман умеет делать это превосходно. И он определил уже давно, что на данном этапе главной угрозой является ХАМАС, превративший Газу в пороховую бочку, третирующий чуть не всю страну. Поэтому основные усилия Либермана были направлены именно в эту сторону. От разработки стратегических планов, цель которых – резкое и существенное ослабление ХАМАСа, до нескончаемых попыток заставить правительство принять решительные меры против террористов, от изменений правил открытия огня до ужесточения приговоров террористам.

Однако глава правительства и члены военно-политического кабинета, увы, тормозили и были не только не готовы на решительные действия, но и выбрали гибельный путь, решив не реагировать на 500 ракет,  выпущенных ХАМАСом по территории Израиля, а также приняв решение позволить перевод миллионов долларов ХАМАСу ежемесячно.

С политикой финансовой поддержки шантажистов-террористов Либерман не мог согласиться ни в коем случае. Он ясно понимал, к чему это приведет (по прошествии полугода, увы, можно смело констатировать, что Либерман оказался прав), и не видел иного пути, кроме ухода в отставку.

Было ли это проявлением сильных лидерских качеств? Безусловно, да! И по меньшей мере странно слушать тех, кто пытается доказывать обратное. Для этих, так называемых, диванных горе-стратегов очевидно признаком силы является, когда политик цепляется за свое место любой ценой. Ценой обмана тех, кто доверил тебе свои голоса, ценой отказа от своих принципов.

Нет! Сила политика проявляется именно в такие моменты, когда они, как Либерман, отстаивая свою правоту, могут оставить министерское кресло. Естественно, Либерман ушел вместе с другими министрами и депутатами от НДИ. Это тоже настоящий признак силы.  

Если кто помнит, были и случаи ухода в отставку, когда соратники бросали своего лидера. Так случилось в 2005 году, когда за неделю до преступного «размежевания», министр финансов Биньямин Нетаниягу, проголосовавший за выселение евреев, наконец решился уйти в отставку. Его соратники по Ликуду, Кац, Ливнат, Анегби, сначала поддержали его, а потом «кинули» и остались в правительстве Шарона.

Сегодня удобно говорить, что уход Либермана и НДИ начал процесс развала правительства. Однако так говорят те, у кого слабовата память. Кто не помнит, что было вчера, и уж подавно, что было полгода назад. Кто хотел услышать и понять, тот услышал и понял слова Либермана, сказанные им при выходе из правительства в ноябре 2018: «С моей точки зрения то, что произошло вчера (отсутствие реакции Израиля на очередной виток терроризма, когда по нашему югу было выпущено 500 ракет) – прекращение огня, вкупе с процессом умиротворения ХАМАСа – это капитуляция перед террором. Нет этому другого названия, нет этому другого определения, просто капитуляция перед террором. Мы не можем позволить себе быть соучастниками этого!» Мы не можем себе позволить быть соучастниками этого.»

Что может быть понятнее и яснее!?

После ухода Либермана, Нетаниягу, Беннет, Шакед и другие, в один голос трубили, что правительство и с 61 мандатом будет замечательно существовать. И действительно оно просуществовало месяц, пока те же Нетаниягу, Беннет, Кац и религиозные партии, не перегрызлись окончательно, и не развалили правительство. Вот они-то все как раз и показали себя настоящими слабаками, дерущимися за свои кресла.

А Либерман отстоял свое имя сильного лидера! А правоту его, увы, доказывает жизнь.

Давид Годовский

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы