ВзглядОсобый

Как мы их встретим

Очень старый анекдот гласит, что сионистская деятельность нуждается в трех видах евреев — первый еврей просит денег у второго еврея, чтобы третий еврей ехал в Израиль. До определенного момента было совершенно понятно, что, как минимум, второй из упомянутых евреев живет с наибольшей вероятностью в США, иногда в Западной Европе. Соответственно, те, которые едут, — они из России, Украины, Румынии и Белоруссии. Но даже если посмотреть на статистику алии только что закончившегося 2018 года, то окажется, что если на двух первых местах по количеству репатриировавшихся по-прежнему Россия и Украина, то на третьем уже совсем не Белоруссия, а Франция, а на четвертом вообще США.

Конечно, отчасти это связано с тем, что еврейское население Белоруссии, как, впрочем, и других стран бывшего СССР и так уже достигло исторического минимума и как ресурс репатриации близко к исчерпанию. Для того, чтобы оставшиеся, подпадающие под закон о возвращении, полностью ассимилировавшиеся евреи, «половинки» и «четвертинки», практически никак не ощущающие своей связи ни с Израилем, ни с еврейством, вдруг собрались куда-то ехать в сколько-нибудь заметном количестве, нужно, чтобы жизнь в этих странах из привычно трудной превратилась в невозможную и катастрофическую.

Означает ли это, что количество репатриантов в ближайшие годы не может заметно возрасти. На мой взгляд, не означает. И хотя я в отличие от многих не ожидаю никаких катаклизмов в странах бывшего СССР, тем не менее далеко не исключаю заметного, в разы роста количества тех, кого можно считать не только репатриантом, но и в какой-то мере беженцем. В самом деле МВД Франции зафиксировало в 2018 году по сравнению с 2017 рост антисемитских актов на 74 (!) %. Министр внутренних дел Франции Кастанер сокрушается, что «антисемитизм распространяется, как яд». Но он уже не первый политик на этом посту, который ничего не может сделать. Нельзя не отметить, что не только общее количество актов антисемитизма во Франции резко возросло, перевалив за полтысячи за год, также среди демонстрационных деяний вроде намалеванных свастик, оскверненных синагог и кладбищ становится все больше жестоких насильственных преступлений. Банды юдофобов нападают на еврейские бизнесы, еврейские школы, в марте 2018 была убита 85-летняя парижанка, пережившая Холокост. Рискну предположить, что лучше не будет. Франция вообще переживает нелегкие времена. Уличное насилие, беспорядки и погромы стали обычным явлением. Учитывая, что все эти явления зачастую связаны с мусульманским фактором, генетическая память французских евреев должна посылать им все более тревожные сигналы. При этом еврейская община страны насчитывает от 500 до 600 тысяч человек. Это третье по размерам еврейское население в мире после Израиля и США. И не исключено, что в ближайшие годы жизнь заставит этих людей искать себе другое пристанище.

Ни столь шумно проявляющая себя, но не менее серьезная опасность существует для еврейской общины Великобритании. В отличие от Франции она исходит не столько от уличных хулиганов, сколько от респектабельных политиков, еще и не скрывающих своих еврейских корней. В ситуации, когда консервативная партия Великобритании пребывает в состоянии глубокого кризиса из-за проблемы брекзита, перспектива прихода к власти лейбористов выглядит все более реальной. А эта партия выделяется даже на фоне левых антисемитов из других стран. Чего стоят ее многолетние коллективные попытки выработать собственное, отличное от зафиксированного в специальном британском общественном меморандуме определение антисемитизма. Не вдаваясь в подробности этой дурно пахнущей дискуссии, замечу лишь, что британским левакам действительно трудно найти такую формулу антисемитизма, которая сделала допустимым и нормальным участие их лидера Джереми Корбина в поминальных молитвах по палестинским террористам из «Черного Сентября», убивших израильских спортсменов во время Олимпиады-72 в Мюнхене. Корбин — живое воплощение слов пережившего Холокост нобелевского лауреата Эли Визеля о том, что «антиизраилизм полон антисемитизмом, как туча — дождем». Перспективы его вселения на Даунинг стрит, 10 сулят мало хорошего британской еврейской общине.

В США в этом аспекте ситуация пока еще не достигла такой степени остроты. Американский аналог Корбина — сенатор Сандерс вряд ли сможет занять Белый дом, но общие настроения в родственной британским лейбористам демократической партии США идут по примерно тому же пути. Одна только новая конгрессвумен Рашида Тлаиб (сама она утверждает, что правильно ее фамилия должна писаться Талиб, что уже красноречиво) устраивает антисемитские перфомансы пару раз в месяц, перемежая их с публичными матерными проклятиями симпатизанту Израиля президенту Трампу.  Симптоматично, что своей карьерой она во многом обязана полезным идиотам одной из левых американских еврейских организаций, осуждающих «агрессивную политику Израиля». Да, пока, к счастью, единственной сопоставимой по количеству с населением Израиля диаспорной общине мира ничего прямо не угрожает. Но рано или поздно демпартия США опять придет к власти, и не исключено, что тогда времена Барака Хуссейна Обамы покажутся расцветом американо-израильской дружбы. А то большинство американских евреев, которое дружно голосит за левых в стране, которую они считают своей, будет горько сожалеть об этом в поисках родины.

Конечно, все эти апокалиптические сценарии могут остаться только на бумаге. Но и признать их совершеннейшей антиутопией, нет никаких оснований, и из всего этого следует, по крайней мере, один практический вывод — государство Израиль должно быть готово к качественному возрастанию притока репатриантов из стран Запада. Это будут совсем не те люди, что были во время большой алии с Востока, и даже не те, что приезжают сейчас из тех же стран исхода, у них может не быть достаточного количества денег, а жить в караванах они будут неспособны. Они будут нуждаться в совсем других программах абсорбции. И в этой связи происходящее на наших глазах разрушение Министерства алии и абсорбции вызывает все большую тревогу, две смены министра за две недели, очередной генерал, не имеющий никакого представления о проблемах ведомства во главе его, уволенный только за принадлежность не к Ликуду, а к партии Наш Дом Израиль, генеральный директор министерства Алекс Кушнир — очень плохая база для создания хотя бы перспективных планов и наработок работы ведомства в новых условиях. Я не сомневаюсь, что уже опытный в свои 40 лет, имеющий в биографии и службу в разведке, и успешную работу в бизнесе Кушнир добьётся успеха на новом для себя поприще, но хорошо ли становится нам всем, когда госаппарат теряет такие кадры. Даже независимо от перспектив еврейских общин в тех или иных странах, алия — это краеугольный камень сионизма. Евреи приезжали, приезжают и будут приезжать в Эрец Исраэль. Как он их встретит?

Александр Осовцов

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы