ВзглядОсобый

Без победы – только поражение

Американский профессор об израильских войнах с собой

Новую волну террора нельзя рассматривать изолированно от общего процесса палестино-израильской конфронтации. В этом процессе в последнее время произошли драматические изменения.

Израиль впервые достиг тишины на Юге, откупившись от врага. То есть буквально – заплатив ему: согласием прекратить огонь после самого массированного обстрела своей территории, гарантией безопасности лидеров ХАМАСа и просто деньгами – хоть и катарскими, но с нашего согласия и даже с выражением нашей благодарности спонсору террора – Катару.

Позор и война – не альтернатива, а следствие

Эта капитуляция объяснялась тактическими соображениями: мол, сейчас есть дела поважнее, но придет время – ух, ответим, только держись. Однако тактические шаги, противоречащие стратегии, не могут привести к положительному результату.

80 лет назад эту закономерность со свойственной ему афористичностью сформулировал Уинстон Черчилль: «Кто между позором и войной выбирает позор, получит и позор, и войну».

Тогда речь шла об участии Британии в Мюнхенском сговоре, но правило оказалось общим. Израиль не раз напоминал это международному сообществу и даже своему ближайшему партнеру США – в частности, по поводу сделки с Ираном, инициированной Обамой. А сейчас так же поступил сам.

Авигдор Либерман, оказавшийся единственным членом кабинета безопасности, который взбунтовался против принятых решений умиротворения ХАМАСа, говорил именно об этом, уходя в знак протеста в отставку. «Мы покупаем кратковременное затишье по цене долговременного подрыва нашей безопасности» — сказал он тогда. И предупредил, что проявленная Израилем слабость, готовность идти на уступки и платить за тишину станет стимулом к активизации террора для всех наших врагов.

Не пришлось долго ждать проверки практикой этих заявлений. И не было нужды обладать особым даром предвидения, чтобы делать такие прогнозы. Достаточно знания принципов и следования логике.

Вдохновение слабостью

Голубой мечтой ХАМАСа с самого начала развязанной им 30 марта гибридной войны на истощение было поджечь Иудею и Самарию. Столкнувшись тем, что ЦАХАЛ, получив от политического руководства свободу действий вплоть до снайперского огня, установил железную непреодолимую стену регулярным и массовым штурмам границы из Газы, главари ХАМАСа убедились, что им не удается ни прорваться на израильскую территорию, чтобы устроить там погромы с кровопусканием, ни вызвать действенное возмущение международного сообщества.

С этого момента целью «маршей возвращения» стало открытие «второго фронта» — эскалации с «территорий». Однако арабы Иудеи и Самарии не спешили присоединиться к своим «братьям» из Газы. Никто не хочет становиться на сторону терпящего поражение. А именно в таком положении оказался ХАМАС, терпя неудачи в решении всех своих задач в объявленной войне. И денег на дорогостоящие массовые акции у режима сектора кончались, а условия жизни населения все ухудшались.

Все изменилось, когда на пике эскалации не слабая сторона – ХАМАС, а Израиль дрогнул. Вместо ожидаемого удара в ответ на обстрелы – принял условия ультиматума террористов и предпочел купить у них тишину, хоть и чужими деньгами.

Это моментально перевело ХАМАС в ранг победителя. Плюс к тому у него появились деньги. Чуткая к репутационному ореолу и материальному стимулированию палестинская улица потянулась к ХАМАСу, только что насилием и упорством победившему превосходящего его по силе врага. Если Израиль уступает силовому давлению, значит, надо на него давить! И новые шахиды из спящих ячеек ХАМАСа на «территориях», получив новые денежные вливания, взялись за оружие.

Власти автономии, ненавидящие ХАМАС ничуть не меньше, чем евреев и раздосадованные неожиданной победой своих противников даже больше нашего, не проявляют особой активности в подавлении террористической активности на своей территории, хотя она опасна и им самим. Еще большую опасность представляет для них открытое противостояние настроениям палестинской улицы, где тактическая победа террористов Газы пробудила собственные боевые амбиции. Абу-Мазен с его камарильей и силовиками никак не хотят заслужить репутацию пособников только что побежденного врага.

Израиль сам себе нанес поражение, отступив от своей обычной стратегии.

А есть ли она вообще? Сегодня это стало отнюдь не риторическим вопросом. Задавать его следует не только в отношении Газы. И не только нам самим себе. В мире следят за действиями Израиля не менее пристально и делают выводы из каждого значимого шага.

Это вопрос не репутации, вернее, не только ее, это вопрос нашего существования здесь. И если мнением ненавистников нашей страны можно (и нужно бы!) пренебречь, то суждения преданных, квалифицированных и влиятельных друзей важны и необходимы, как взгляд на себя в зеркало перед выходом в люди.

Все может быть хуже

— Многие израильтяне уверены, что положение Израиля, как внутриполитическое, экономическое, так и на международной арене, в принципе, благополучное, а кто-то даже считает, что хорошее, как никогда. Однако я как специалист по Ближнему Востоку вынужден предостеречь, если не разочаровать: ситуация в мире меняется, и нет никаких гарантий, что в пользу Израиля, — говорит президент института «Ближневосточный форум» профессор Даниэль Пайпс.

Он – один из ведущих востоковедов США и один из немногих там специалистов по нашему региону, придерживающийся правых взглядов. Арабские СМИ утверждают, что Пайпс и его институт в значительной мере определяют экспертное мнение, которым руководствуется нынешняя американская администрация в выработке своей ближневосточной политики. Прислушиваются к нему и в нашей стране. Два года назад профессор Пайпс стал инициатором создания парламентских лобби «Победа Израиля» параллельно в Конгрессе США и в Кнессете. Часто публикуется в израильской прессе, выступает на научных форумах. Известен он и русскоязычной израильской публике. Его очень резкое и нелицеприятное интервью «У вас очень пассивная, запуганная армия» http://beider.co.il/2018/08/09/pipes-passive-army/ было опубликовано во многих СМИ на русском языке и вызвало большой резонанс.

На этот раз мы беседовали с исследователем в кулуарах очередной конференции в Центре Бегина в Иерусалиме, где он был одним из основных докладчиков. Встреча состоялась еще до волны обострения на «территориях», так что о ней не говорили, однако речь шла как раз об общей военно-политической стратегии Израиля, так что касалась принципов и тенденций, включающих в себя все производные эпизоды.

Следует отказаться от привычных стереотипов, поясняет профессор Пайпс, нынешняя ситуация отличается существовавшего прежде разделения мира на правых и левых. Правые всегда считались враждебными по отношению к евреям и Израилю, а левые расположены к нам. Сегодня, все диаметрально изменилось: левые стали враждебными, а правые дружелюбными.

Наиболее яркий тому пример – лидер британских лейбористов (и, соответственно, — претендент на пост премьер-министра в следующих выборах, — В.Б.) Джереми Корбин. Он, по мнению Пайпса,  может занять гораздо более резкую и непримиримую позицию по отношению к Израилю, чем Билл Клинтон и даже Барак Обама. Обама не испытывал добрых чувств к Израилю, но враждебен все же не был. В  лице Корбина на посту британского премьера, если тот ему достанется, Израиль получит явного недоброжелателя.

Нельзя исключить негативные для нас перемены в руководстве и других значимых стран. Мой собеседник об этом не говорил (он вообще очень осторожен в высказываниях), но легко  догадаться, что следующая администрация США тоже может быть не столь благожелательна к Израилю, как нынешняя.

Поэтому, считает Пайпс, Израилю нужно спешить с решением вопроса в Газе и на Западном берегу.

Неосознанная закономерность

О каком решении идет речь? В свое время именно нетерпение в поисках решения подтолкнуло идеологов левого Израиля и тогдашнего руководства страны к соглашению Осло.

Пайпс говорит об этом с личной болью. Признается, что сам был обескуражен 13 сентября 1993 года, когда узнал о заключении тогдашней «сделки века», однако для себя решил: что ж, может быть, это и есть шанс. Но вскоре убедился, что Осло ведет в тупик, если не в пропасть. И в 1999 году сформулировал альтернативную концепцию, которая впоследствии и стала идеей его проекта «Победа Израиля», которую и продвигает до сих пор.

— Тогда, — говорит он, — положение было гораздо хуже, чем сегодня. Я испытывал глубокое разочарование – впрочем, как и большинство израильтян. Была мечта о мире, были надежды на его достижение, а в результате общество и политическая система потеряли ориентиры. К миру надо продвигаться как раз в обратном направлении.

25 лет полностью отрицательного опыта продвижения по пути Осло, считает Пайпс, заставляют диаметрально сменить парадигму. Он цитирует известную фразу Ицхака Рабина – «Мир заключают не с друзьями, а с врагами» — и объясняет, в чем ее принципиальная ошибка. Мир заключают с побежденными врагами, утверждает Пайпс. Победа всегда предшествует миру, и иного способа достичь ее — нет. История доказывает, что войны заканчиваются лишь тогда, когда одна из сторон теряет способность к сопротивлению и сдается.

Поэтому в противостоянии с палестинцами Израилю следует отказаться от политики уступок и задабривания врагов. Не давать им надежду, послабления и блага, а наоборот – создать ощущение отчаяния. Они должны признать свое поражение в вооруженном и дипломатическом противостоянии Израилю. Этого не добиться переговорами и новыми посулами.

Все то, на чем базировался «процесс Осло», — вчерашний день и отыгранная карта. Это, по мнению Пайпса, не осознано в Израиле на уровне стратегической концепции.

Нет у него оптимизма и по поводу вероятного плана Трампа израильско-палестинского урегулирования – «сделки века». Хотя Пайпс утверждает, что не посвящен в содержание самого плана (я верю в это не до конца, поскольку читал сливы о том, что «Ближневосточный форум» причастен к формированию ближневосточной политики США), он думает, что Трамп предложит что-то подобное – какие-то «морковки» для смягчения позиции палестинского руководства. В частности, предполагает, что «сделка века» будет включать провозглашение палестинского государства.  

На мой вопрос, в состоянии ли окажется израильское руководство отклонить план Трампа, если он его не устроит, Пайпс ответил пессимистично. В принципе, это будет лишь предложение США, и Израиль вправе его отклонить, а вот хватит ли духу это сделать – Бог весть.

Сбитый прицел

Как бы то ни было, до грядущих экзаменов на прочность нам надо еще дожить, а часть сегодняшних мы уже провалили. Капитуляция перед ХАМАСом в последнем столкновении говорит об отсутствии стратегии и негодной тактике.

— Я вынужден повторить то, что уже однажды говорил вам, — сказал Пайпс. – Армия, в целом система безопасности Израиля стремятся сохранить тишину, не хотят воевать и оказываются в состоянии навязать свою волю политическому руководству.

Без устремленности к победе не достичь мира. Этой устремленности у Израиля нет. Профессор приводит в пример свое выступление на курсах командиров ЦАХАЛа. На вопрос – «Что является целью армии?» — большинство отвечало про гуманитарные задачи, и только двое сказали: «Победа». Мало. У ЦАХАЛа сбит прицел.

С такими установками вести армию к победе нельзя. Ее и не ведут. А тот, кто не способен победить, терпит поражение. Альтернатива только такая. Игру можно закончить с ничейным результатом, войну – нет.

Так что совершенно закономерно, что уклонившись от столкновения с ХАМАСом в Газе, мы отдали ему победу в этом раунде – и заслужено получили обострение на «территориях».

Владимир Бейдер

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы