ВзглядСобытия

Воздушные шарики Биньямина Нетаниягу

На следующей неделе Кнессет возвращается наконец с длиннейших летних каникул. Главный вопрос, который занимает всех парламентских корреспондентов, политических аналитиков, самих депутатов, ну и возможно и какую-то, самую активную часть общества — решится ли премьер-министр Нетаниягу объявить выборы немедленно или решит протянуть еще год.
Как известно, при полной каденции (чего почти не случалось в истории страны) очередные выборы должны состояться в ноябре 2019 года. Однако политическая ситуация может сложиться так, что Нетаниягу примет решение идти на внеочередные выборы. И тогда буквально в течении недель должен быть объявлен роспуск Кнессета и выборы смогут состоться уже в конце января или в феврале.
Политическую ситуацию зовут, опять же, Биньямин Нетаниягу. Потому что его решение идти на выборы не зависит ни от каких законодательных инициатив, правительственных кризисов или еще чего-нибудь. Нетаниягу будет приниматиь решение только в зависимости от его личной ситуации и оценки его шансов избраться внось. Причем не просто избраться. В той ситуации, в которой находится Нетаниягу из-за находящегося на непонятной стадии уголовного преследования против него, ему нужна не просто победа, а победа весомая, однозная, с большим отрывом от конкурентов.
(Это вообще отдельная тема: о том, как уголовное преследование влияет на принятие решения премьер-министром. Мы можем, конечно, сделать вид, что верим его словам, что никак не влияет.)
Однако вернемся к анализу шкалы возможностей.
Известно, что Биньямин Нетаниягу панически боится досрочных выборов. Эта травма осталась у него с 1999 года, когда он с треском проиграл выборы Бараку. Нетаниягу хорошо выучил, что ты можешь знать, как начать выборы, но ты никогда не можешь точно знать, как ты их закончишь.
А ему, как мы уже говорили, нужна не просто победа, но оглушительная победа. Ибо только тогда он сможет сказать народу, а прежде всего правоохранительной и юридической системе столь важны для него слова: народ хочет только меня.
Поэтому решение о проведении досрочных выборов может приниматься утром каждого дня, а вечером того же дня отменяться. Это зависит от очередных допросов самого премьера, дел против его семьи, состояния настроения религиозных партий.
Религиозные партии особенно интересуют Нетаниягу. Без однозначной поддержки лидеров Яадут А-Тора, премьер на выборы не пойдет. Так было в 2014 году, когда еще осенью он договорился с религиозными партиями о поддержке, в обмен предоставив им полную свободу действий в том, что касается законодательства по вопросам взаимоотношений религии и государства.
(В скобках отметим, что только партия «Наш дом Израиль» продолжила выступать в защиту прав светского населения страны).
В этой ситуации Нетаниягу делает то, что он умеет делать очень хорошо: запускает воздушные шарики. То есть пробные шары. На иврите у этого выражения есть точный эквивалент: «балоней нисуй». Такие пробные шары запускаются, чтобы проверить партнеров на вшивость.
Одним из таких воздушных шариков было предложение Нетаниягу вновь понизить электоральный барьер. Это предложение выглядело смешно прежде всего потому, что не так давно этот барьер подняли, и сам Нетаниягу тогда был ярым приверженцем этой меры.
Сегодня электоральный барьер составляет 4 мандата. Простому обывателю трудно понять о чем идет речь. А на самом деле все просто. Для того, чтобы пройти в Кнессет партия должна набрать минимум 4 мандата. Количество голосов, необходимых для того, чтобы набрать один мандат на последних выборах было 33,000. То есть партия, чтобы войти в Кнесссет, должна привести к избирательным урнам почти 130 тысяч избирателей.
Это огромное количество. И поэтому всякие мелкие образования, типа «Зеута», «Оцмы» и т.д. вообще не имеют никаких шансов стать частью парламента. Подобные партии можно было бы назвать мусорными, потому, что голоса, отданные за них отправляются прямиком в мусорные корзины. Такими же могут оказать и всякие новые списки, вроде абсолютно левого Бени Ганца, который не сделав еще ничего, уже четко обозначил направление, собрав вокруг себя отщепенцев партии Авода.
Но это только иллюстрация. А, возвращаясь к нашей теме, можно сказать, что такой внезапный поворот Нетаниягу от сторонника поднятия электорального барьера до сторонника его понижения до 3 мандатов, вызвал оторопь у политических аналитиков.
Естественно было предположить, что Нетаниягу решил помочь своему другу Дери, партия которого — Шас, крутится где-то возле 4 мандатов, и, ненароком, еще и может вылететь из Кнессета. Однако не все так просто.
И поэтому хитромудрый Дери тут же закричал, что он категорически против. По одной простой причине. Его партия и так потеряла много голосов, перешедших к лидеру второго «марроканского» списка Эли Ишаю. А тут вдруг Нетаниягу еще и барьер понизить решил. Глядишь, Эли Ишай, злейший враг Дери еще и в Кнессет попадет, набрав 3 мандата. Столько он набрал на прошлых выборах, но этого ему, при высокой планке, не хватило.
По идеологическим причинам против выступил и лидер НДИ Авигдор Либерман. Дело в том, что Либерман добивался повышения электорального барьера с 99-го года, справедливо считая, что, чем меньше в Кнессете мелких партий, тем легче выполнять парламентскую работу и тем меньше уровень мелкосекторального вымогательства. А за свои шансы на победу Либерман не беспокоится, прежде всего зная, что электорат НДИ один из самых стойких и верных своему лидеру, да и опросы всегда неточны в отношении НДИ в меньшую сторону.
Так что этот воздушный шарик у Нетаниягу быстро лопнул. Но на повестке дня остается еще немало таких. Например закон о призыве. Его очень легко провести, потому что, по мудрому решению министра обороны, он был разработан самой армией и вполне может привлечь консенсус. И даже религиозные партии в конце концов снимут свои возражения. Но Нетаниягу выгодно держать всех в напряжении, то продвигая этот закон, то тормозя, ставя ненужные ультиматумы, а потом о них забывая.  Что ж, для Нетаниягу это нормально, надо думать о себе родимом.
Кстати, пока пишутся эти строки, жизнь не стоит на месте. Как раз сегодня Нетаниягу собрал пресс-конференцию, где запустил еще несколько пробных шаров. Главный — это само громкое заявление, что вопрос даты следующих выборов не зависит от глубины и ширины следствия и юридических действий против него.
Почему я называю это пробным шаром? Да потому, что Нетаниягу было важно услышать реакцию своих коллег по коалиции. А ну, кто моргнет первым!
Первым моргнул Кахлон. Который тут же заявил, что Нетаниягу не сможет быть премьер-министром, если против Нетаниягу будет выдвинуто обвинительное заключение. То есть он, Кахлон, тут же уйдет из правительства.
Уйдет, или не уйдет — это мы еще посмотрим. Но тут уж каждый кидает пробные шары. Почему бы и Кахлону не делать того же.
Тем же самым занимается и Беннет. Бросив и без того находящееся в плачевном состоянии просвещение, он пытается заработать очки на ругани с другими министрами коалиции. Причем, у Беннета настоящее раздвоение личности. На страницах СМИ он критикует ЦАХАЛ и министерство обороны. А на заседаниях узкого военно-политического кабинета, где высокопрофессиональные представители армии раскладывают все по полочкам, предпочитает помалкивать.
Он действительно находится в тяжелом положении, поскольку его электорат очень текуч. И Нетаниягу может запросто отобрать у него немало мандатов (что он и сделал в 2015 году), ведь у Нетаниягу сантиментов нет. Как мы помним, ему нужна внушительная победа и мандаты «Еврейского дома» за милую душу пойдут в топку Ликуда. Вот Беннет любой ценой и хочет закрепить за собой своих избирателей. Спасать образование он явно не хочет.
Вернусь к началу. На следующей неделе начинается зимняя сессия Кнессета. И очень скоро мы увидим, сколько из воздушных шариков Нетаниягу лопнет, и что останется в сухом остатке.
Леонид Бронштейн
Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы