ВзглядОсобый

Крах лукавой цифры

Как создаются вечные проблемы, как на них зарабатывают, и кому перспектива их решения видится трагедией

Трамп собрался зарезать золотую курицу палестинского конфликта. Американская администрация заявила о намерении прекратить финансирование Агентства ООН по палестинским беженцам UNRWA (в русском варианте – БАПОР) и пересмотреть введенный им порядок предоставления статуса беженца по наследству.

Эта новость прошелестела на прошлой неделе по лентам информагентств и ушла на задний план. Между тем речь идет о стратегическом сдвиге, который может привести к стратегическим же переменам в решении «палестинского  вопроса». Трамп ухватился за самый корень его и больно сжал.

Деньги – не главное

Главное здесь не грядущая потеря БАПОРом 360 млн. долларов в год, хотя США являлись крупнейшим донором этой организации. МИД Германии уже заявил, что в ответ на американские санкции существенно увеличит свою долю финансирования Агентства, да и ЕС в целом не останется безучастным к обрушившейся на БАПОР беде (пока помощь  Евросоюза составляет 160 млн. – по крайней мере, так было по данным на 2016 год), раскошелятся и богатые арабские страны (третий по объему донор Агентства – Саудовская Аравия – перечисляет 150 млн.). В общем, образовавшуюся дыру в бюджете, если не полностью, то частично есть, кому компенсировать, мир не без добрых людей.

Гораздо существеннее вторая часть американской угрозы – изменение порядка счета. То есть: кого считать палестинским беженцем.

Сейчас, по статистике БАПОР, их 5,3 млн. человек. Но это именно статистика БАПОР, она имеет свою специфику.

Беженец, согласно определению ООН, — человек, покинувший свою страну, гражданином которой он является, в результате чрезвычайных обстоятельств. Палестинские беженцы – то есть арабы, покинувшие территорию, на которой было провозглашено  государство Израиль в 1948 году, в ходе Войны за независимость (развязанной, напомню, арабскими странами и руководством палестинских арабов, призывавших арабских жителей бежать, чтобы обеспечить простор для боевых действий против евреев), — лишь условно попадают под это определение.

вою страну они не покидали, поскольку ее не было. Но неважно – свои дома они покинули, и на тот момент оказались без крова и средств к  существованию. Таких в 1948 году было 710 тыс. человек. Еще 40 тыс. прибавилось в результате Шестидневной войны 1967 года (тоже, кстати, развязанной арабами).

Откуда пять с лишним миллионов? Тут своя история.

Сторож брату своему

Куда бежали палестинские арабы? Прежде всего – в арабские же страны. Там не стали интегрировать лишенных крова палестинских братьев. Их поселили в лагеря беженцев, фактически – резервации, и поставили условие оказания им помощи – нахождение в этих лагерях. Кто вышел, трудоустроился – тот не беженец, и пособия, бесплатные продукты, утварь и жилье ему не положены. Хочешь получать – оставайся за забором. Гражданство палестинцам со временем предоставила только Иордания.

Почему так? Это была согласованная политика Лиги арабских государств и арабского сообщества.

Они создавали проблему палестинских беженцев. Именно проблему! Острую, мировую, долговременную и неразрешимую без того, чтобы вернуть этих несчастных на территорию возникшего вопреки арабским  усилиям еврейского государства.

Так беженцы становились  живым оружием против Израиля и одновременно – вечным поводом для войны против него. А для этого они прежде всего должны были быть,  и быть именно беженцами – со всеми присущими этой обычно временной категории обездоленных лишениями, неудобством для окружающего населения и сердобольного мирового сообщества, но быть всегда.

Наследие графа

Арабам удалось сделать больше – возложить основное бремя заботы о своих неприкаянных их же стараниям братьев на то самое мировое сообщество. Там нашлись поборники  справедливости, которые сумели придумать оправдание этой двойной халяве. Шведский аристократ, племянник тогдашнего короля и дипломат — посредник Совбеза ООН по урегулированию арабо-израильского конфликта граф Фольке Бернадот, — незадолго до того, как его пристрелил из «Шмайсера» еврейский террорист из ЛЕХИ в иерусалимском квартале Катамоны 17 сентября 1948-го, определил: ООН должна нести ответственность за судьбу и содержание палестинских беженцев, поскольку именно ее решением был образован Израиль.

Эта нехитрая формула погибшего на боевом посту миротворца, отражающая всю глубину раскаяния за трагически ошибочное, с его точки зрения, решение ООН о создании еврейского государства, была воспринята как политическое завещание мученика. Она стала юридическим постулатом, на основе которого ООН в самом конце 1949 года создала отдельную организацию – Ближневосточное бюро для помощи палестинским беженцам и организации работ (таково полное наименование БАПОР).

Наследие графа оказалось чрезвычайно богатым и эффективным.  Но не для решения проблем беженцев, а для увековечивания их проблем и самой проблемы палестинских беженцев как таковой. А также, что немаловажно, для самой этой бюрократической структуры.

Палестинские арабы не были первым и не стали последним контингентом беженцев за время существования ООН. Вынужденному переселению подверглись 12-14 млн. немцев, около двух миллионов корейцев, почти  миллион вьетнамцев. И особенно показательная аналогия – около 800 тысяч евреев из арабских и мусульманских стран, изгнанных оттуда после образования Израиля и лишенных имущества. Все они пребывали в состоянии беженцев считанные месяцы, в худшем случае – годы, а затем интегрировались в принявших их странах.

Только с палестинскими «изгнанниками» картина противоположно иная. И главная заслуга в этом принадлежит БАПОР.

Бюрократическая победа

Первоначально Агентство определило подопечный ему контингент как «лиц, проживавших на территории Палестины в период с июня 1946 года по май 1948 года и потерявших свое жилье и средства к существованию в результате арабо-израильского конфликта 1948 года». Со временем количество таких людей иссякало, что могло отразиться на объемах финансирования и штатах Агентства. Поэтому бюрократы БАПОР поспешили отвести от себя эту потенциальную угрозу кардинальным методом.

В 1965 году они сами, своим решением, распространили статус палестинских беженцев на потомков мужчин (!), попадавших  под это определение в 1948-м. Таким хитрым трюком было создано уникальное явление: передача статуса беженца по наследству. Теперь им пользуется уже четвертое поколение династий официально обездоленных.

Трюкачи из БАПОР ввели еще ряд ноу-хау. Даже те в прошлом палестинские арабы и их потомки, которые обладают официальным гражданством других стран,  не лишаются статуса беженца. И арабы, проживающие на территории Палестинской автономии и в секторе Газы – то есть, у себя на родине, как они сами считают, — тоже, по реестру БАПОР, являются беженцами. Все это само по себе нонсенс: из одного яйца, оказывается,  можно получить и цыпленка, и яичницу.

Ну, и что, что это противоречит логике и здравому смыслу? Зато функционеры из БАПОР навсегда обеспечили себя работой и высокими ооновскими зарплатами. (Должности в Агентстве, как статус у беженцев, тоже зачастую передаются по наследству, а значительная часть бюджета расходуется на содержание административного аппарата.)

Благодаря этому количество палестинских беженцев – и только их! – постоянно и неуклонно растет. Уже давно никто никуда не бежит, а число обездоленных все увеличивается, так оно и дошло до 5,3 млн.

Соответственно растут и штаты. Всеми беженцами в мире (в том числе и нынешней гигантской волны, вызванной сирийской войной, прочими выбросами «арабской весны» и африканскими катаклизмами) занимается Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ). Его подведомственный контингент сейчас составляет 58 млн. человек (и это не дети, внуки и правнуки покинувших свои страны, а они сами). Штат УВКБ – 6350 сотрудников. А в БАПОР их 30 тысяч.

Главное препятствие

Конечно, разрушать такую идеальную и щедрую кормушку никто по доброй воле не даст. Обладая определенной долей цинизма, можно было бы лишь порадоваться за ооновских креативщиков, так надежно обеспечивших себя работой, и позавидовать, что досталось не тебе. Ребята хорошо устроились!

Но, как ни жалко ооновских денег, уходящих на противоположные декларируемым ООН цели (точнее – денег  налогоплательщиков стран-доноров), дело в другом. Функционеры БАПОР не просто обеспечивает зарплатой себя, а заодно и своих местных помощников.

лужащие БАПОР на местах — в основном, сами палестинские арабы, питомцы лагерей беженцев с богатыми традициями терроризма. В секторе Газы, например, — сплошь функционеры и активисты ХАМАСа. То есть агентство ООН является одним из крупнейших работодателей профессиональных террористов, фактически спонсор террора, что само по себе пикантно. Не случайно в школах и клубах БАПОР то и дело обнаруживаются склады вооружений, схроны боевиков и пусковые установки для обстрела Израиля. А уж то, что там с детсадовского возраста воспитывают шахидов, и догадываться не надо.

Главное заключается в том, что эта хорошо отлаженная, разветвленная и пользующаяся надежным официальным прикрытием структура, обеспечивая свое безбедное существование, увековечивает проблему палестинских беженцев, усугубляет ее, является основным фактором, препятствующим мирному процессу.

Именно проблема палестинских беженцев не дает этому процессу сдвинуться с места. Напомню, в 2000 году, когда премьер Израиля Эхуд Барак, добиваясь окончательного урегулирования с палестинцами, на переговорах с Арафатом под эгидой тогдашнего президента США Клинтона пошел на все мыслимые уступки, включая раздел Иерусалима.

Переговоры провалились, потому что Арафат потребовал возвращения палестинских беженцев. Это требование заведомо невыполнимое. Никакое, даже самое миролюбивое израильское руководство на него пойти не сможет даже гипотетически.

Но именно этот вопрос всплывает при всех попытках договориться с палестинцами. То есть само его существование заранее обрекает на провал любую попытку урегулирования.  И ни один палестинский лидер не может снять его с повестки дня. Его просто убьют.

То есть ситуация заведомо безвыходная? Пока существует проблема палестинских беженцев – нет.

Однако есть одна поправка. На самом деле нет и этой проблемы.

Сила семантики

Есть искусственно, как мы только что убедились, вздутая цифра. Вздутая из корыстных целей, с помощью бюрократических уловок ограниченной группой ооновских функционеров из одной паразитически существующей организации.

Когда-то в поддержании этой придуманной химеры были заинтересованы арабские страны региона, рассчитывавшие с помощью этой проблемы одолеть Израиль. Теперь они вне игры. Палестинцы им надоели, а в добрых отношениях с Израилем они, наоборот, заинтересованы перед лицом общей иранской угрозы.

Кроме самих палестинских лидеров и главарей террористических организаций, в актуализации проблемы палестинских беженцев заинтересовано только БАПОР. Легче покончить с ним, чем с надеждой на урегулирование.

Первым этот путь решения проблемы предложили ученые. Американский институт «Ближневосточный форум», возглавляемый профессором Даниэлем Пайпсом (кстати, сыном крупнейшего в США специалиста по истории России, одного из основателей американской советологии профессора Ричарда Пайпса) взялся подсчитать истинное число палестинских беженцев.

Пользовались нормами американского законодательства по беженцам (а не дутыми принципами БАПОР, разумеется).  В 2010 году итоговая цифра со всеми возможными преувеличениями вышла 150 тысяч. Тогда же «Ближневосточный форум» представил эти данные Госдепу. При правлении Обамы их, естественно, положили под сукно. При Трампе положение изменилось.

Профессор Пайпс два года назад выступил с инициативой создания парламентских лобби «Победа Израиля» в Конгрессе США и Кнессете. Лоббисткая деятельность предполагает использование идей и разработок ученых в государственной практике.

Вот почему сейчас Государственный департамент со всем вниманием отнесся к данным востоковедов. Когда эти выкладки легли на стол Трампу, он, очевидно, понял, что это ложится в схему намеченной им «сделки века». Его подход — устранять непреодолимые препятствия к ней. Так был снят со стола переговоров Иерусалим. Теперь он увидел, как избавиться от проблемы беженцев. А на прошлой неделе мы и узнали о сенсационном решении, значение которого до сих пор до конца не осознанно широкой публикой.

Проблемы палестинских беженцев нет. Самих беженцев всего несколько десятков тысяч, поскольку самому молодому из них сегодня 70.

Выплаты и другие формы компенсации такому количеству настоящих беженцев – вопрос решаемый, и взвинтить его до вселенской проблемы достаточно сложно. Удушение экономическими и административными мерами единственного действенного лоббиста этой проблемы – БАПОР – тоже решаемая задача. Финансовые вливания упрямых в своих иллюзиях европейцев лишь продлят его агонию. Трамп вполне может зарезать золотую курицу ооновских интересантов.

Что будет с палестинцами, когда их враз лишат привычной материальной помощи? Несколько месяцев назад, интервьюируя профессора Пайпса, я спросил его об этом.

— Никто не собирается обделять финансовой помощью нуждающихся. Но это гуманитарный вопрос – не политический и не национальный. Пусть это так и называется.

— То есть вопрос в семантике?

— Да, — ответил профессор, — если так вы называете принципиальный подход.

Как многое все-таки зависит от формулировок. Но с них и началось – вспомним хотя бы погибшего в Катамонах графа.

Владимир Бейдер

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы