ВзглядОсобыйСкандал

Как рождается инквизиция…

У нас об отделении государства от религии говорят как о чем-то абстрактном. А на практике это, прежде всего, означает — отнять у религии полицейскую функцию, а у полиции божественную санкцию.

После того, как в пять утра в прошлый четверг полиция Хайфы задержала раввина Дова Хаюна, главу консервативной общины «Мориа» после жалобы раввината на проведение им обряда хупы — еврейского бракосочетания без разрешения раввината, в Израиле разразилась давно назревшая буря. Израиль всякое может вытерпеть. Но чтоб раввина схватила полиция за проведение хупы?! Это уже перебор.

И полиция у нас, как известно, может набедокурить так, что мама не горюй. Но когда раввинат превращает израильскую полицию в инквизицию, которая хватает религиозных деятелей за то, что они верят иначе… Это уже ни в какие ворота.

Конечно, всем известно, что ортодоксальный раввинат, собственно, занимается уже не столько культовыми потребностями населения, а удержанием и агрессивным расширением своей монополии. Всё ради освоения бюджетов и распила средств. Но ведь надо и совесть иметь.

В пятницу 20 июля десятки консервативных и реформистских раввинов пришли в полицейские участки в разных городах Израиля. Явились с повинной. Они потребовали арестовать их за проведение таких свадебных обрядов. 22 июня состоялась демонстрация возле здания раввинского суда в Хайфе, в которой участвовали сотни людей.

Что произошло?

История раввина Хаюна достойна более тщательного рассмотрения. Хотя бы для того, чтобы понять, как работает система. Статья «Осторожно, неофициальная хупа» заканчивалась вопросами директора «Свободного Израиля» Ури Кейдара: «Куда ситуация скатится дальше? В чем вина этого человека? Какое преступление против общества совершил Хаюн?».

А действительно: на каком основании?

Реагируя на действия реакционеров-мракобесов, раввин Ури Йогев, генеральный директор амуты «Хидуш» — за свободу религии и равенство», который также выступает адвокатом Хаюна, заявил, что обратится к юридическому советнику правительства с резким протестом: полиция Израиля находится в услужении ортодоксального раввинского истеблишмента с тем, чтобы бороться со свободой религии и совести в Израиле.

Регев подчеркнул, что в прошлом требовал от Генпрокуратуры разъяснения политики в отношении уголовной ответственности за проведение церемоний бракосочетания вне рамок раввината.

Регев получил ответ в письменной форме: закон будет применён только в тех случаях, когда бракосочетание признаётся раввинатом в соответствии с ортодоксальной интерпретацией Галахи. По его словам, когда стало ясно, что это не тот случай, полиция и прокуратура были вынуждены остановить расследование, которое стремительно превращалось в пример нарушения прав свободы совести и веротерпимости в Израиле.

Казус Хаюна

Раввинат решил преследовать Хаюна за то, что он им не подотчетен и не координирует с ними религиозные церемонии, которые проводит. Но он им не подотчетен, поскольку они его не признают. Как не признают вообще консервативное направления иудаизма, которое представляет раввин Хаюн. И их церемонии раввинат тоже не признает.

«Мы полностью поддерживаем раввина Хаюна. Этот скандал показывает, насколько опьянён своей властью раввинский суд», — заявил доктор Йизхар Хесс, который возглавляет «Традиционалистское движение в Израиле». «С другой стороны, приятно узнать, что Главный раввинат неожиданно начал признавать консервативную хупу», — заявил доктор Йизхар Хесс.

То есть, пытаясь расширить свою монополию, своим преследованием раввинат совершил акт признания. Ведь закон 2013 года говорит только об ортодоксальных раввинах, которые халтурят на стороне не отчитываясь.

Раввинату удалось нарваться на консенсус

Между НДИ и «Сионистским лагерем» вроде лежит пропасть. Они даже в одной коалиции принципиально сидеть отказываются. Но наши раввины — способны творить чудеса. Они подлинные объединители и консолидаторы. Им удается сплотить даже политических оппонентов.

Неудивительно, что «Реформистское движение в Израиле» выразило протест против задержания раввина Хаюна. «Это расследование – ещё одно выражение агрессивного поведения раввинского истеблишмента в Израиле, при поддержке других структур власти, в отношении консервативного и реформистского иудаизма», — заявили в своей реакции представители движения.

Но в поддержку Хаюна высказались и те, кто не принадлежит ни к реформисткому, ни к консервативному иудаизму. И обычно о них лестно не отзывается.

В политической системе Израиля также выразили критику в отношении действий полиции. «Здесь вам не Иран», заявил глава «Сионистского лагеря» Ави Габай. «Полиция Израиля не превратится в инквизицию, прислуживающую раввинам, опасающимся конкуренции. Будьте приветливыми, уважайте женщин, просящих развода, оказывайте людям услуги вместо натравливания на них полиции! Я призываю генерального инспектора полиции убедиться, что этот первый случай станет последним».

«Непонятно, когда полиция Израиля успела превратиться в религиозную полицию, которая арестовывает людей за их веру и церемонию бракосочетания по-своему», — заявила Тамар Зандберг, председатель партии МЕРЕЦ. «Одно мне ясно: эта силовая показуха не остановит десятки тысяч пар, ежегодно сочетающихся браком вне рамок раввината, и никому не дано изменить это. Я намерена срочно обратиться к министру внутренней безопасности и получить от него отчёт в отношении этого решения».

На этот раз мракобесы заставили реагировать не только левых. Одним из первых среагировали представители партии НДИ. Недавно избранный (после надоевшей многим Юлии Штрайм) руководитель местного отделения партии НДИ в Хайфе Лазарь Каплун заявил, что «полиция не должна превращаться в боевой отряд раввината».

«Мы – не Иран. Мы – не Саудовская Аравия. Мы – не тоталитарный Советский Союз, где сажали за несанкционированные религиозные церемонии. Декларация Независимости Государства Израиль гарантирует его гражданам свободу совести и вероисповедания. Ортодоксальный раввинат может не признавать браки, заключённые консервативными и реформистскими раввинами, но он не имеет права использовать полицию для арестов. Необходимо отнять у религии полицейские функции. Мы, жители Хайфы, всегда гордились светским характером нашего города. К сожалению, в последнее время различные органы власти в Хайфе капитулируют перед религиозным диктатом», — отметил Лазарь Каплун.

Ему вторит и депутат Кнессета от этой партии Малиновская: «По какому праву и на основании какой-такой «угрозы обществу» человека в пять утра тащат на допрос в полицию? Угроза — это проведение им свадеб, которые, видите ли, не по вкусу Главному раввинату? С каких пор и с какой стати израильская полиция стала боевым крылом раввината и бросается задерживать людей, да еще таким грубым и совершенно необоснованным образом? Очень хочется надеяться, что мы имеем тут дело с постыдной оплошностью, а не с введением практики полицейских преследований по указке раввинов всех и каждого, кто пытается создать альтернативу диктату раввината».

Государство и религия

«Когда религия соединяется с политикой, рождается инквизиция» — писал великий Альбер Камю. Тем более, когда религия соединяется с полицией.

У нас об отделении государства от религии говорят как о чем-то абстрактном. А на практике это, прежде всего, означает — отнять у религии полицейскую функцию, а у полиции божественную санкцию. Этого требует западный стандарт государственного строительства. Иначе рождается инквизиция…

Давид Эйдельман
РелевантИнфо

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

1 Комментарий для “Как рождается инквизиция…”

  1. Общеевропейская слава и нужда в деньгах толкнули Галилея на губительный, как позже оказалось, шаг: в 1610 году он покидает спокойную Венецию , где он был недоступен для инквизиции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы