ВзглядОсобый

К такой-то матери!

… Вот уже второй день подряд средства массовой информации в нашем не бедном на новости регионе начинают с упоминания о том, что депутат Кнессета, араб по национальности, обматерил еврея-полицейского в больнице «Бней-Цион» в Хайфе.

Прям таки, взял и обматерил? Не может быть! Бегу, как водится в интернет, который, разумеется, все знает, «поднимаю» видео-новость, она, конечно же, в первых строках, слежу за не очень внятными движениями губ Аймана Уды, не просто депутата, а главы Объединенного арабского списка, хорошо знакомого по новостным экранам… И точно. Уда настоятельно посылает по-русски полицейского именно туда, к той самой «матери», с которой некто вступил в определенные интимные отношения. Тут не ошибешься, мы эти слова хорошо знаем. Даже гордость какая-то проснулась. Вот ведь, нашим родным, великим и могучим пользуется выросший в другой языковой среде народный избранник, чтобы полнее и точнее выразить свою мысль. Значит и мы что-то полезное сюда привезли, как бы товарищ Айман Уда выучил столь необходимые ему слова, не будь здесь нашей алии… Впрочем, тоже интересный вопрос: а чего вдруг ему эти слова понадобились?

Дело, оказывается, было так. Глава Объединенного арабского списка Айман Уда вступил в перебранку с полицейским, который не пускал его в больницу «Бней-Цион» в Хайфе. Депутат назвал стража порядка «ничтожеством» (на иврите, естественно), но обматерил, используя не совсем нормативную лексику, на русском языке. Наверное, посчитал, что так убедительней. Однако у полицейского оказалось иное мнение по данному поводу, и он, в свою очередь, подал против парламентария жалобу по фактам оскорбления государственного служащего при исполнении обязанностей. Причем, я не уверен, понял ли полностью этот полицейский специфическую русскую идиому или отреагировал на ивритскую брань.

В больнице же Айман Уда оказался, поскольку прибыл туда навестить генсека организации MOSSAWA (Центр гражданских прав израильских арабов) Джафара Праха, который был арестован вечером 17 мая за участие в беспорядках во время проводимой в Хайфе демонстрации солидарности с Газой. Серьезное дело… Так как задержанный жаловался на плохое самочувствие, его доставили в больницу, однако любые контакты с ним были запрещены.
Всего на демонстрации был задержан 21 подозреваемый, в том числе двое несовершеннолетних, которых почти сразу отпустили.

По словам полицейского, он и его коллега, приставленные для охраны задержанного, в рамках своих обязанностей разъяснили депутату, что визиты к подследственному запрещены. Однако тот настаивал, требуя его пропустить. Как же! Он же – депутат Кнессета! Не кто-нибудь, глава Парламентского списка. Арабского! Ему всюду… можно. А если нельзя, значит — дискриминация!
Видеозапись, сделанная на месте происшествия, вполне отчетливо зафиксировала, как депутат Уда в соответствующих выражениях и известных ему словосочетаниях оскорбляет стражей порядка; я во всяком случае, русские «слова» хорошо разобрал. Но после этого депутат Уда, что вполне естественно, так и написал в своем Facebook: мол, стал «жертвой израильской полиции». Понятно, депутат пообещал устроить демонстрацию против «жестокости полиции в отношении арабского населения».

В полиции в свою очередь заявили, что намерены добиваться наказания депутата за оскорбления находящихся при исполнении сотрудников. Надеюсь, добьются – факт-то налицо во всех смыслах слова. Но хотелось бы посмотреть на случившееся в более широком радиусе. Помнится, когда я еще имел отношение к работе в политике, один русскоязычный депутат был остановлен полицейским за превышение скорости (фамилию называть не буду, она значения не имеет; об этом тогда много писали, кто помнит, тот помнит). Ну, остановили – остановили. Превысил? Превысил, причем неслабо. Штраф? Штраф! Кажется, даже прав лишили. Бывает. Закон – есть закон. Другой русскоязычный депутат опаздывал на заседание фракции и в аналогичной ситуации честно ответил полицейскому (из марроканской алии, заметьте), что он из НДИ, а тот, заявив, что очень уважает Либермана за его «крутизну» — дело давнее, можно и рассказать – отпустил «на первый раз». Всякое случается.

Вот я и думаю. Депутат – тоже человек. Бывает, что и он нарушает закон. Но тогда надо за это нарушение отвечать. Тем более, если речь идет о нарушении злостном, сопряженном с сознательным высокомерием, попыткой поставить себя над законом, оскорблением человеческого достоинства окружающих (что и имело место в случае с Альманом Удой). А уж если мы говорим об оскорблении должностного лица при исполнении служебных обязанностей, то и подавно.
Но если подобный случай происходит с представителями арабского парламентского списка, то это – обязательно политика. Но почему? Давайте, все-таки, определимся: поведение г-на Уды и ему подобных определяется законом, или вседозволенностью?

Полиция задержала демонстрантов, с ее, полиции, точки зрения нарушавших установленный порядок. Возможно, полиция превысила при этом свои полномочия или даже меру вынужденного насилия. Да, вынужден признать, с нашей полицией это случается (сам об этом не раз писал), и с не нашей – тоже. Нормы содержания арестованного в лечебном заведении тоже устанавливает полиция. Если полиция нарушает законы и инструкции, есть порядок, который позволяет в этом разобраться и возложить на нее определенную ответственность. Кому-кому, а депутату Уде это хорошо известно и полномочий для этого у него хватает. И его национальность здесь совершенно ни при чем. Однако перед нами – нечто другое. Налицо хамский кураж вседозволенности. Спрашивается, откуда?

Помнится, в день предыдущих выборов глава правительства (предыдущий и нынешний в одном лице) кричал из «каждого утюга», что «арабы автобусами едут на избирательные участки» и поэтому надо спасать страну, голосуя только за Ликуд. Оставим не очень вкусно пахнущие (во всяком случае, в устах премьера), националистические акценты, — не нужно было быть большим аналитиком для понимания того, что депутаты от арабских партий все равно получают примерно одно и то же количество голосов арабской же улицы – других у них в Израиле просто нет.

Вскоре премьер сделал следующий шаг в этом направлении. Он признал «не лучшими» свои предвыборные антиарабские эскапады (по сути, извинился) и предложил им… огромные деньги из бюджета, чуть ли не все, что осталось от ультраортодоксов. Цифры звучали такие, что «русская улица» может об этом только мечтать. Интересно, поняли ли это русскоязычные избиратели, отдавшие в тот день Ликуду, откликаясь на призывы премьера, 4.5 полновесных мандата? Но это ладно, что с воза упало – то пропало. Интересно другое. Я понимаю, что у арабских избирателей, как и у всех остальных, могут быть свои социальные проблемы, в том числе и специфические. Вот и отдали бы эти средства или их значительную часть муниципалитетам городов с арабским населением для решения таких проблем, так, кстати, есть вполне разумные и лояльные мэры.

Однако деньги пообещали именно арабскому парламентскому списку, откровенно, не стесняясь, раскручивающему протестный радикализм в качестве электоральной аргументации. Почему? Журналисты и политики, близкие к Ликуду и симпатизирующие ему, объясняли нам тогда, я это хорошо помню, что деньги обещаны в расчете на будущую лояльность понятно кого. Наверное, они имели ввиду посещение этими депутатами похорон террористов, или, как недавно в Хайфе, поддержку бандитов из Газы, рвущихся к нашим пограничным заграждениям? Из-за чего, между прочим, и вышел весь сыр-бор…

А может, тут что-то другое? Вы не обратили внимание, что ультраортодоксальные партии, в отличие от собратьев по коалиции, не поддержали известный «Закон о муэдзинах», поданный Робертом Илатовым (НДИ)? И это не первый случай в подобных ситуациях. А тот же самый Объединенный арабский список, в свою очередь, находясь в оппозиции, не голосует против откровенно клерикальных законов, навязанных нам ультраортодоксами (при поддержке Ликуда!). Обычно они просто выходят из зала… Вроде бы странно… Ан, нет. Эти ребята, на первый взгляд, столь разные, на самом деле очень нужны друг другу. Никогда не забуду, как один очень уважаемый религиозный еврей говорил мне с усмешкой гарантированного победителя: уж в чем – в чем, а в вопросе о гражданских браках нас арабы всегда поддержат! Очень правых, я бы даже сказал, право-религиозно-националистических взглядов человек.

Так что эта трогательная взаимонеобходимость просто делит общество на, казалось бы, мало представимые, но, на самом деле, вполне отчетливые сегменты. Может, потому-то Альман Уда и куражится, оскорбляя государственного служащего в полицейской форме, что ему есть на кого опереться? Между прочим, происшедшее вам ничего не напоминает? Оно не похоже на то, что творят с солдатами ЦАХАЛа в ультраортодоксальных районах? Да, Альман Уда на полицейского руку не поднял, только оскорбил его. Так он еще не занимает в иерархии нашего общества то место, которое дает право на прямое физическое насилие по отношению к защитникам закона.

Министр обороны Авигдор Либерман прокомментировал конфликт главы Объединенного арабского списка с полицейскими, в котором депутат обматерил стражей порядка. «Каждый день, что Уда и его сообщники свободно гуляют и обзывают полицейских, — написал глава оборонного ведомства в Twitter, — является провалом правоохранительных органов. Пришло время, чтобы они заплатили за свои действия».

А ведь и в самом деле, пришло. Иначе, получается, что не только полицейских, которых одело в свою служебную форму наше государство, а нас всех послали к такой-то матери….

Марк Горин,
гл. редактор газеты «Спутник»

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы