ОсобыйСлово эксперта

Евреи, «не имеющие религии» в Израиле

В Израиле, как известно, в отличие от США нет конституции. Вместо нее в нашей стране, как и в Великобритании, действует прецедентное право. То есть, все ранее принятые законы действуют, пока не принимается решение об их отмене или изменении. Поэтому в целом ряде аспектов жизнь граждан до сих пор регулируется законами времен Османской империи, а затем британского мандата. Пожалуй важнейшим аспектом, относящимся к данной категории, является регистрация актов гражданского состояния.

В Государстве Израиль продолжает действовать введенная турецкими властями, а затем несколько модернизированная британскими властями система признанных законом религиозных общин. Каждая признанная религиозная община имеет право регистрировать акты гражданского состоянии в соответствии со своими законами и обычаями, и государственные органы в обязательно порядке признают эти документы.

Нельзя не признать, что эта, сложившаяся в Позднее Средневековье система, была для своего времени вполне демократичной. Однако в последние десятилетия она дает сбои, создавая остроконфликтные ситуации в израильском обществе. Жертвами таких ситуаций ежегодно становятся десятки тысяч граждан.

Израильский закон признает 14 религиозных общин. В каждой из этих общин есть священнослужители, имеющие статус «регистраторов браков» («решам нисуин»), которые выдают удостоверения о заключении или расторжении брака, признаваемые МВД Израиля. Те, кто не зарегистрирован в МВД в качестве принадлежащих к одной из перечисленных признанных общин, автоматически определяются как «не имеющие религии» («хасар дат»). Такие граждане технически не могут вступать в брак на территории Государства Израиль. Им остается либо ехать за границу для регистрации брака, либо подписывать брачное соглашение у адвоката, чтобы потом претендовать на статус «известных как пара» («ядуим бе-цибур»).

Согласно официальным данным на 2019 год, в Израиле около 400 тысяч «не имеющих религии». Более 300 тысяч из них – репатрианты из бывшего СССР и их родившиеся в Израиле дети. Таким образом, специфическая для Израиля и выглядящая просто нелепой в современном демократическом обществе проблема граждан, не имеющих возможности вступить в брак на территории своего государства, является в первую очередь проблемой русскоязычных израильтян. В рамках попыток решить данную проблему в 2010 году был принят специальный закон о «брачном союзе для не имеющих религии» («брит зугиют ле-хасрей дат». Однако в этом законе оставлено право вето за религиозными инстанциями в случае, если они считают, что один из вступающих в брак принадлежит к их религиозной общине.

Репатриировавшиеся на основании Закона о Возвращения лица «не имеющие религии», не говоря уже об их родившихся в Израиле детях, де факто являются членами еврейского национального коллектива: они живут среди евреев, учатся в еврейских школах, отмечают еврейские праздники, служат в ЦАХАЛе и во многих случаях их избранниками становятся граждане, зарегистрированные в МВД в качестве евреев. В таком случае регистрация «брачного союза» не допускается. В этой абсурдной реальности вполне возможна ситуация, когда гражданин не может доказать ни того, что он еврей, ни того, что он нееврей.

Наличие данной проблемы связано Законом о Возвращении, на основании которого в Израиль на законном основании репатриируются члены смешанных семей: не только те, кто определяется традиционным еврейским религиозным правом – Галахой в качестве евреев (в нынешней ситуации и они нередко оказываются зарегистрированными в качестве «не имеющих религии»), но и дети еврейских отцов от нееврейских матерей, внуки евреев и их нееврейские супруги. Такая проблема была и прежде, но она достаточно успешно решалась израильским истеблишментом – как светским, так и религиозным. Приобретение этой проблемой такой остроты связано исключительно с тем, что все ключевые позиции в Главном раввинате и МВД перешли под безраздельный контроль несионистских ультраортодоксальных групп.

Еврейская религиозная ультраортодоксия возникла в XIX веке в качестве реакции на модернизацию еврейской жизни в Европе. С самого начала это течение сосредоточило свои усилия на возведении своего рода «виртуальных стен» гетто, которые должны были защитить его последователей от модернизации. Такой стеной стало ужесточение требований к выполнению заповедей, именуемых в еврейской традиции «хумрот».

Эти «хумрот» в интерпретации ультраортодоксов касаются далеко не всех заповедей. Например, талмудические мудрецы постановили, что «отец обязан обрезать своего сына, выкупить его, обучить его Торе, женить его и научить его ремеслу». А живший в III веке н.э. выдающийся законоучитель рабби Иегуда добавил, что «всякий, кто не обучает своего сына ремеслу, обучает его грабить». Таким образом, отказ современной религиозной ультраортодоксии от профессионального обучения и от активного участия в рынке труда фактически является нарушением существовавших веками законов нормативного ортодоксального иудаизма.

Последователей нормативного ортодоксального иудаизма в Америке называют modern orthodox, «современные ортодоксы». Соблюдая заповеди ортодоксального иудаизма, они получают и светское образование, позволяющее им строить успешную карьеру. В Израиле «современные ортодоксы» – это, как правило, последователи религиозного сионизма. В отличии от религиозной ультраортодоксии, выступавшей, а отчасти и продолжающей выступать против сионизма и его символов, религиозный сионизм считает необходимым, чтобы еврейский народ в целом и каждый еврей в отдельности предпринимал практические усилия для создания, развития и защиты еврейского государства.

Проблема смешанных браков и людей, родившихся от еврейских отцов от нееврейских матерей и потому не подпадающих под принятое в ортодоксальном иудаизме определение еврейства, как уже было сказано, не нова. Многие тысячи смешанных семей репатриировались в Израиль на основании Закона о Возвращении, начиная с 1950-х годов. Более того, такие семьи приезжали в Эрец-Исраэль и до достижения независимости, с волной репатриации из Германии 1930-х годов. Они успешно интегрировались в формирующийся в Израиле еврейский национальный коллектив и в религиозном плане, поскольку государственные органы, включая МВД и Главный раввинат рассматривали такую интеграцию в качестве задачи общенационального значения.

Принятое в Израиле традиционное религиозное определение еврейства вступает в конфликт с формировавшейся в СССР на протяжении десятилетий советской власти светской еврейской национальной идентичностью. На бытовом уровне евреем считался человек, который сам себя воспринимал в качестве еврея и которого другие евреи воспринимали как своего соплеменника. Человек, у которого только прабабушка по материнской линии еврейка, конечно, еврей по Галахе, однако в СССР он таким не считался и сам себя таковым обычно не считал. С другой стороны, были дети еврейских отцов от нееврейских матерей. Многие из таких людей активно принимали участие в нелегальном еврейском движении в СССР.

Однако, поскольку еврейский народ в целом представляет собой общность, для которой религия является важнейшим этническим символом, единственным реальным путем к полной интеграции «негалахических евреев по отцу» в израильский еврейский национальный коллектив на протяжении десятилетий был гиюр.

Для понимания того, насколько отношение Главного раввината Израиля к гиюру «негалахических евреев» изменилось за последнюю четверть века, необходим исторический экскурс: еще главный ашкеназский раввин Израиля Шломо Горен (1972-1983 гг.) основал государственную систему подготовки к гиюру и дал полномочия проводить гиюры раввинам городов и местных советов. Раввин Мордехай Элиягу, занимавший в 1983-1993 гг. пост главного сефардского раввина Израиля, продолжил развитие этой системы. Именно в его каденцию началась массовая алия из СССР, и Главный раввинат Израиля был готов к решению связанных с этим религиозных проблем.

Однако, начиная с 1993 года, Главный раввинат впервые в своей истории оказался под контролем ультраортодоксов. Эта перемена была вызвана сугубо политическими причинами: в 1992 году к власти в Израиле пришло левое правительство во главе с премьер-министром Ицхаком Рабином, который взял курс на переговоры ООП. Религиозные сионисты, тесно связанные с поселенческим движением, решительно боролись против этой политики. Для того, чтобы в будущем Главный раввинат был покладистее, левые избрали на эти должности представителей религиозной ультраортодоксии.

Сотрудничество части ультраортодоксов с израильскими левыми против правых имело место и до этого. В так называемом «вонючем трюке» – в предпринятой в начале 1990 года тогдашним лидером крупнейшей левой партии Авода Шимоном Пересом попытке развалить правительство национального единства с Ликудом и создать опирающееся частично на арабские партии левое правительство — принимала участие и ашкеназская ультраортодоксальная партия «Агудат Исраэль», являющаяся ныне частью блока «Еврейство Торы», входящего в состав возглавляемой премьер-министром Биньямином Нетаньяху правящей коалиции. Лишь личное вмешательство любавичского ребе, запретившего двум депутатам от «Агудат Исраэль» поддерживать такое правительство, привело тогда к провалу «вонючего трюка». Позднее партия ШАС, возглавлявшаяся тогда, как и сейчас, Арье Дери, вошла в созданное в 1992 году левое правительство Ицхака Рабина вместе с открыто антирелигиозной радикально-левой партией МЕРЕЦ и де факто поддержала Норвежские соглашения с ООП.

С конца 1993 года ультраортодоксы прочно закрепились в Главном раввинате. Занимавший в 1993-2003 гг. пост главного сефардского раввина Элиягу Бакши Дорон сразу же после своего назначения отменил полномочия раввинов городов и специальных раввинских судов по гиюру проводить гиюры, резко изменив тем самым политику Главного раввината в данном вопросе. Одновременно с этим ужесточились и «проверки еврейства» при вступлении в брак. Началась травля сионистских раввинов, продолжавших проводит гиюры по прежним правилам.

НДИ выдвинула требование возвращения полномочий проведения гиюров раввинам городов исходя из понимания того, что нынешняя политика Главного раввината не решает, а создает проблемы для израильского общества. Однако тесный союз Ликуда с ультраортодоксальными партиями и его зависимость от них, препятствуют решению проблемы. Увы, при нынешней расстановке политических сил в Израиле решение проблемы даже в традиционных рамках гиюра  выглядит неосуществимым.

Политика раввината фактически подталкивает людей еврейского – пусть и  смешанного происхождения к вероотступничеству. Для того, чтобы выйти из дискриминируемой касты «не имеющих религии» им достаточно принять христианство или ислам. Тогда они будут принадлежать к одной из признанных в Израиле религиозных общин и смогут законно вступить в брак в своей стране. Никто почему-то не думает о том, что они не делают этого в первую очередь потому, что ощущают себя евреями. Поищите в мире хотя бы еще одно национальное государство, которое на деньги своих налогоплательщиков проводит целенаправленную деятельность, направленную на уменьшение государствообразующей нации. Не найдете такого. Тем не менее, в нашей стране этот театр абсурда продолжается.

Велвл Чернин — полный текст статьи

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы