ОсобыйСлово эксперта

Время не ждет

Александр Осовцов,
профессор философии

Регулярно звучащие напоминания о том, что согласно Декларации независимости Государства Израиль в течение года, то есть в 1949, должна была быть принята конституция, давно перестали казаться чем-то существенным и реалистичным. Ну да, ну написано, но 72 года живем без всякой конституции, и ничего, обходимся как-то. Позволю себе утверждать, что ситуация буквально в последние недели изменилась весьма радикально. Назову лишь два самых существенных обстоятельства.

Первое — это многократно осмеянное гигантское, небывало раздутое, чудовищно дорогое и тем самым дико неуместное в условиях тяжелейшего финансово-экономического кризиса правительство. Над всем этим действительно можно только зубоскалить. Всерьез анализировать вновь созданные, нелепые и бессмысленные даже по своим названиям министерства разумный человек не будет. Но вот на что хотелось бы обратить внимание. Пожалуй, впервые в истории Израиля при создании правительства о выполнении им функций управления государством никто не думал вообще. Такая задача в принципе не стояла и не стоит. В конце концов раздутые правительства бывали и в Израиле, и не только в Израиле. Но особенность нашего нового в том, что оно создано вообще без всякого внимания к его будущей эффективности. Я прекрасно понимаю, что в условиях многопартийной парламентской демократии при создании коалиционного кабинета определенные структурные персональные компромиссы неизбежны. В такой системе в политику, то есть деятельность власти по управлению государством, неизбежно вмешивается политиканство, то есть беспринципные сделки для удовлетворения групповых или личных интересов. Вся совокупность фактов о процедуре, принципах и обстоятельствах формирования нынешнего правительства Израиля показывает, что никакой политики в нормальном, подлинном смысле этого слова там не было вообще нисколько. Было лишь голое рвачество, распределение привилегий и удовлетворение амбиций. 

Второе — это качественные изменения пропорций между государством и религией, точнее —представителями религиозного истеблишмента во власти –  как в должностных полномочиях, так и в планах законодательной деятельности. Распределение должностей в правительстве и кнессете и обязательства перед религиозными партиями показывают, что религиозный истеблишмент намерен существенно изменить статус-кво и зафиксировать свое доминирующее положение над светским населением практически во всех вопросах. 

Не только остановить, но и хоть как-то притормозить планы, перечисленные в пункте два, у нас нет никакой возможности в силу пункта один. Нетаниягу и Ганц, Ликуд и Кахоль-Лаван пошли на все непомерно раздутые и наглые требования Лицмана и Дери. Фактически они продали прогрессивное развитие страны и большинство ее граждан за собственные интересы и амбиции. Одному нужны максимально выгодные позиции в начавшихся судебных слушаниях, другому —внешние атрибуты крупного государственного руководителя, а там хоть трава не расти. Парламентская оппозиция не сможет противостоять действиям большинства по элементарным законам арифметики. Мирные уличные акции, даже весьма многочисленные, не окажут существенного влияния на тех, кто в принципе не собирается считаться с большинством населения. Что остается, кроме, я надеюсь, невозможного в Израиле варианта массовых забастовок, акций гражданского неповиновения и уличных столкновений? Остается подготовиться к следующим, возможно, недалеким выборам так, чтобы выйти на них с планами, которые мобилизуют светский Израиль. Попросту говоря, необходимо заинтересовать и привлечь тех, кто вообще не ходил на выборы, а также по возможности переубедить тех, кто голосовал за вроде бы светских и прогрессивных, а фактически своими голосами отдал власть мракобесам и ретроградам. 

Именно в создавшейся ситуации осознание необходимости новых правил игры может стать стимулом для того, чтобы занять определенную прогрессистскую светскую позицию в рамках происходящего, которое сильно напоминает надвигающуюся катастрофу. Даже самый ходовой довод сторонников нынешнего правительства «лучше такое правительство, чем никакого» означает признание того, что правительство плохое. Следовательно, и многие из них могут заинтересованно отнестись к появлению в Израиле таких правил, которые открытым, записанным образом будут исключать ситуацию тотального политиканства при создании органов власти. Даже самые рьяные сторонники Нетаниягу вряд ли будут возражать против писаных правил выстраивания судебной власти и прозрачного механизма формирования и функционирования судов всех уровней. Даже сторонники самого мягкого варианта компромисса с харедим готовы будут обсуждать разные варианты этого компромисса, изложенные в виде понятного текста. 

Этот текст называется конституцией. Она не будет такой короткой, как у США, она не будет и более массивной, чем в Германии, Франции или Швейцарии. Тем более она не будет такой, как в Индии, где конституция — это книжка страниц на четыреста, где для тогдашнего неграмотного населения огромной страны расписали буквально все мелочи. Необходимо воспользоваться тем, что Израиль все еще (пока) демократическая страна, и установить в нем правила государственного и политического функционирования, требуемые элементарной демократией. Если не сделать этого в ближайшее время, мы рискуем просто не успеть.

Уверен, что подобного рода проект, если он будет в кратчайшие сроки подготовлен и станет доступным для обсуждения самыми широкими кругами общественности, сможет послужить точкой притяжения всех здоровых сил общества. Да, разумеется, споров будет очень много, как это свойственно демократии вообще, а еврейской — в особенности. Будут несогласия, поправки, дебаты по-крупному и по мелочам, но это гораздо лучше, чем унылые дискуссии о том, действительно уже все пропало или конец очень близок, но еще не наступил.

Пока готовность приступить к работе над этим проектом выразила только партия НДИ. Вероятно, ее ресурс позволяет рассчитывать, что предлагаемый Либерманом и его сторонниками вариант текста мы увидим достаточно скоро. Вместе с тем я очень надеюсь, что решение задачи поистине государственного, общенационального масштаба привлечет внимание и поддержку представителей и других партий, общественных организаций и просто мыслящих граждан. Это как раз тот случай, когда личные амбиции значат меньше всего. Если и когда мы добьемся своего, то на обложке будущего многотиражного издания будет только одно имя — Израиль. Конституция государства Израиль. И нужна она нам всем.

Вести

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы