ВзглядОсобыйСкандалСлово эксперта

Разведка чужим боем

Русские генералы вешают сбитый сирийцами самолет на Израиль, чтобы отвести вину от себя

В Москве побывала израильская военная делегация во главе с командующим ВВС генералом Амикамом Норкиным. Израильтяне дали разъяснения коллегам в российском Генштабе по обстоятельствам инцидента в небе над Сирией 17 сентября, в ходе которого огнем ЗРК С-200 сирийских ПВО был сбит разведывательный самолет Ил-20 ВКС России с 15 военнослужащими на борту. Среди прочего представили 40-страничный доклад на английском и на русском, документально отражающий всю картину произошедшего.

Это не просто описания. Это данные бортовых, штабных, локаторных и спутниковых съемок. В израильских ВВС принято фиксировать каждое действие в реальном времени — ежесекундно. Обычно этими сведениями не делятся, но ввиду чрезвычайности обстоятельств, пояснил министр обороны Авигдор Либерман, было сделано исключение. О какой-либо  фальсификации не может идти и речи — спутники есть не только у израильтян, а зона боевых действий внимательно отслеживается не только ими. Ничего подтасовать невозможно – все поддается перепроверке.

Сразу после трагедии с Ил-20 премьер Нетаниягу в разговоре с президентом Путиным сам предложил предоставить полную информацию – с  этим и прибыла израильская делегация в таком представительном составе (ВВС в Израиле ключевой род войск) в Москву с открытыми картами.

Однако Москва не только слезам не верит – документальным данным тоже.

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова находилась в это время на Евразийском форуме в Петербурге, но, видимо, каким-то образом успела ознакомиться с содержанием доклада и счесть его недостаточным.

«Произошедшая 17 сентября трагедия потребует дополнительных расследований и, конечно, разъяснений с израильской стороны, – заявила она. – Полагаю, что израильские летчики, в результате действий которых была создана угроза и погиб наш самолет, вели себя, по меньшей мере, непрофессионально. Стыдно прятаться за спиной тех, кто обеспечивает, в том числе, и твою безопасность и не может отклониться от пули, которая адресована не тебе».

Мария Захарова не впервые выражает убежденность, что евреев защищают исключительно русские военные и попрекает в связи с этим израильтян в черной неблагодарности. Но в нынешнем ее заявлении особенно интересно замечание о непрофессионализме израильских летчиков.

Хотя справедливости ради надо сказать, что речь идет действительно о вопиющем непрофессионализме.

Картина пунктиром

Не имея доступа к 40-страничному докладу, с которым ознакомились не только в израильском, но и в российском Генштабе, изложу ситуацию по сведениям, уже появившимся в СМИ. Канва выглядит так…

17 сентября около 22 часов четыре F-16 ВВС Израиля, пройдя незамеченными для радаров со стороны моря, нанесли удар управляемыми бомбами по иранским объектам к северу от сирийского прибрежного города Латакии. В результате взлетел на воздух склад вооружения для «Хизбаллы», был стерт с лица земли «алюминиевый завод» — производство по переоснащению ракет и поврежден иранский же «Боинг», который, по всей видимости, доставил оборудование и комплектующие для этого завода, что, надо полагать, и стало поводом для атаки.

Она длилась считанные минуты. Отбомбившись, все четыре F-16 вернулись на базу. По некоторым сведениям, в пространство Сирии они вообще не залетали – удар произвели с расстояния в сотню километров.

После чего сирийские системы ПВО открыли беспорядочный огонь из нескольких установок во все стороны. Ракеты полетели и вглубь страны, и в Ливан, и в сторону Средиземного моря. Одной из них, выпущенной батареей ЗРК С-200, был сбит российский Ил-20, оказавшийся в зоне обстрела уже после израильской атаки, но в ходе ответного огня сирийской ПВО (он длился более сорока минут). Самолет исчез с радаров около 23:00. Почти час прошел!

Картина маслом

В российском военном командовании – и в Сирии, и в Москве, — конечно, сразу узнали, что произошло. Да и израильтяне наверняка доложили подробности со своей стороны – горячая линия координационной группы обоих генштабов (язык общения на ней, кстати, русский) не отключалась. А вот на то, чтобы оценить ситуацию и выработать позицию ушло гораздо больше времени.

Ее министерство обороны России обнародовало через десять часов после ЧП. Российское военное ведомство возлагало всю вину за крушение самолета и гибель своих военнослужащих  на Израиль. Его действия оценивались как безответственные, провокационные и враждебные.

Кроме обличительной риторики и угрозы неминуемого ответа в заявлении МО содержались и вполне конкретные обвинения.

Во-первых, израильские военные сообщили о предстоящей атаке российский штаб слишком поздно – менее чем за минуту. (Речь идет о той самой «горячей линии», по которой, в соответствии действующим уже три года механизмом русские и израильтяне предупреждают друг друга о своих действиях, чтобы избежать столкновений)

Во-вторых, израильские самолеты попросту прикрылись за российским, подставив его под удар сирийской ПВО во время отражения нападения.

Этому было дано квалифицированное и логичное объяснение: поскольку у Ил-20 «эффективная отражающая поверхность на порядок больше, чем у F-16» сирийская ракета пришлась именно на него. По мне, ради этой совершенной формулировки стоило думать десять часов. Ведь можно было бы просто сказать, что громадный самолет электронного слежения более заметная цель, чем истребитель-бомбардировщик, и в него легче попасть; то есть сирийские ПВОшники, не сумев поразить малозаметный F-16 , сбили то, что смогли, — Ил-20. А так у обывателя останется впечатление, что это просто более мощный самолет – у него «отражающая поверхность», она же способность отражать (нападения?) на порядок выше.

Правда, у специалистов вызвало недоумение само предположение, что четыре сверхзвуковых истребителя-бомбардировщика во время атаки могли спрятаться от ракет «земля-воздух» за турбовинтовым тихоходом. Отставной генерал ВВС Амос Ядлин, директор исследовательского Института национальной безопасности, бывший глава военной разведки АМАН, сам в прошлом боевой летчик (он был пилотом одного из восьми F-16, разбомбивших в 1981 году ядерный реактор в Ираке), такую версию назвал просто абсурдной.

Не принимают в Израиле и первого из конкретных обвинений – по поводу позднего предупреждения о предстоящей атаке.

Во-первых, как сообщает один из самых авторитетных израильских военных обозревателей, пользующийся только надежными источниками, Рон Бен-Ишай, предупреждение поступило не за минуту, а за несколько минут (что, впрочем, тоже зафиксировано, записано и наверняка содержится в докладе).

Во-вторых, в авиации и одной минуты, и нескольких достаточно, чтобы выйти или не заходить в зону обстрела.

В-третьих, это не имеет никакого значения, поскольку российского разведывательного самолета ни на момент израильской атаки, ни сразу после нее не было в этой зоне. Он находился в это время в десятках километрах к востоку от Латакии – над провинцией Идлиб. Его послали на место событий уже после бомбардировки. А зачем – в российском Генштабе и Минобороны знают лучше, чем в Израиле. Вполне вероятно, чтобы выяснить, кем и откуда было произведено нападение. Потому, прежде чем пойти на посадку, где его сбили, Ил-20 кружил над французским фрегатом, которого и подозревали поначалу в ракетном обстреле.  

И тут возникает четвертое обстоятельство, и оно главное. Возможно, объясняющее, откуда вообще появились маловероятные и абсурдные версии причин падения  российского самолета, и почему так важно списать его на израильтян.

Картина изнутри

Обнародованная после десяти часов раздумий версия  Минобороны об однозначной вине израильтян в гибели экипажа Ил-20, подхваченная затем и МИДом устами его официального представителя, убежденной, что российские войска в Сирии защищают, как всегда, трусливых и непрофессиональных евреев, была с ожидаемым энтузиазмом подхвачена антисемитской общественностью в России.

Слава Богу, инцидент произошел в канун Йом кипура – главного поста в иудаизме, который, по традиции, соблюдают даже светские израильтяне. Так что те из нас, для кого русский остался родным, а русское телевидение привычным, в большинстве своем не видели ток-шоу на российских каналах в этот день, где уважаемые в России люди, эксперты, народные избранники дали волю своей дремучей юдофобии, найдя, наконец, удобный повод. Горячие призывы от разрыва дипотношений до ковровых бомбардировок радовали слух.

Если бы диссонансом не остудило их высказывание Путина в середине дня о неприемлемости сравнения трагедии в сирийском небе с инцидентом вокруг сбитого турецким истребителем российского военного самолета и оценки события как цепи трагических случайностей, неизвестно, куда бы дошло. Впрочем, и Путин, внимательно прислушивающийся к настроению масс, не преминул заметить, что утреннее заявление Минобороны с ним согласовано. Разрешил, хотя потом и остудил.

Но могла ли версия Минобороны быть иной? Ведь если не израильтянин нагадил, подставив под удар наш самолет, если это сирийские горе-союзники не умеют пользоваться той грозной техникой, которую мы им подарили, а значит, так их на ней обучили, тогда что – это мы сами?

Тогда придется вспомнить о том, что совсем вспоминать неловко без оргвыводов для себя любимых.

Например, что после семи лет гражданской войны сирийской армии Асада фактически нет. Есть «Хизбалла» и КСИР (Корпус стражей исламской революции). Есть российский военный контингент, ВКС и российские военные советники, играющие ключевую роль в военных штабах, подразделениях ПВО и электронной разведке.

Придется вспомнить, где это все произошло. На севере от Латакии. А на юге от Латакии находится главная российская авиабаза Хмеймим. А для воздушного прикрытия ее, по сообщениям официальных российских СМИ, как раз после инцидента с турецким самолетом, был установлены на боевое дежурство те самые грозные и загадочные комплексы ПВО С-400.

По описанию, их радиолокационные системы должны видеть  все, что взлетает и летит на расстоянии 500 км. Это весь Израиль, включая все его базы ВВС. И если, в силу особых отношений, российские С-400 пока еще не сбивают израильские F-16, то зафиксировать их они могут? Как и ракеты и управляемые бомбы, летящие от них. И уж точно могут предупредить свой самолет от вхождения в опасную зону после того, как позволили им отстреляться.

А если не видят, не делают, не предупреждают – значит, не работает. Либо хваленая техника, либо система организации обороны – человеческий фактор. И многочисленные генералы зря получают свои полевые, военные и валютные. Как в этом признаться?

Нет уж, пусть лучше коварные евреи будут виноваты в том, что мы своих не уберегли. И по той же причине тот 40-страничный отчет, пусть он даже полностью и документально восстановит картину произошедшего, не поколеблет дурную версию, над которой все смеются, и инцидент не будет исчерпан. Своя задница ближе к телу.  

Картина со стороны

А что эти самые евреи делают в Сирии вообще и в Латакии, в частности, в такой опасной близи от российской военной базы, подвергая опасности российских солдат?

У Израиля интереса в Сирии нет. Ему все равно, и какая там будет власть, и кто там будет у власти, пусть даже Асад, хотя, по мнению израильтян, он людоед. Интерес только один – чтобы там не было военного форпоста Ирана. Иран – да, главный враг, его цель – уничтожение еврейского государства, и аятоллы, КСИР воспринимают Сирию как самый перспективный плацдарм для нападения на Израиль.

Почти все израильские воздушные рейды над сирийской территорией, а их за время войны было больше 200, направлены либо для предотвращения передачи иранцами современного оружия (прежде всего ракет большой дальности и точности) «Хизбалле» — иранскому иностранному легиону – и уничтожения иранских военных баз, форпостов и арсеналов. Это оказывает некоторый эффект, и главная забота израильских ВВС в ударах по сирийской территории с тех пор, как там появился российский контингент, – не допустить столкновений с русскими или, не дай Бог, гибели по вине Израиля.

Поэтому районы расположения российских войск израильтяне тщательно избегают. Иранцы поняли эту закономерность – и решили воспользоваться ею. Он стали оснащать свои военные базы (и, как видим, завод по модернизации ракет) вблизи от главной российской базы, использую русских как живой щит.

Израиль не может с этим смириться – это для него стратегическая угроза. Потому и был нанесен этот точечный удар. Странное поведение сирийской ПВО открывшей шквальный и беспорядочный огонь по пустому небу, пока под него не попал русский самолет, возможно, часть иранского плана. В Москве ему подыграли, скорее всего, по собственным мотивам. Но не исключены и варианты.

Разведывательному самолету выпало в чужой игре провести разведку боем — испытать  на прочность степень благоразумия российско-израильских взаимоотношений. Горько, что 15 российских офицеров заплатили за это жизнью.   

Владимир Бейдер

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы