ВзглядСлово экспертаСобытия

Здрасьте, проснулись!

Как мы сами оказываемся причастными к трагическим шагам власти и способствуем их повторению.

Четвертьвековой юбилей соглашений Осло вылился в фестиваль поругания этой «сделки века». Свою горсть земли на давно зарытую могилу бросили даже те, кто 25 лет назад торжествовали по поводу «исторического решения» и умилялись рукопожатию Рабина и Арафата на лужайке у Белого дома. А уж как топтали юбиляра те, кому он и раньше был не мил, — и говорить нечего.

Здрасьте, проснулись!

Вы и виноваты-с…

Ругать Осло – это как пинать остывший труп. Бесполезное, недостойное и нечестное занятие. Сила заднего ума – показатель отсутствия ума как такового. Исторические уроки и конкретно – исторические ошибки даны нам не для того, чтобы плевать им вслед и сокрушаться. Мудрость в том, чтобы не повторять. А с этим у нас сильно не все в порядке.

Что толку поносить инициаторов и тогдашних энтузиастов негодного, глупого, оторванного от действительности и провалившегося на практике договора? Только ли они в нем виноваты? Тем более что, если говорить о первых лицах, то речь большей частью идет о покойниках. Нет ли нашей, конкретно вашей, вины в произошедшем? Проверим себя.

Те, кто придумал Осло, привел к нему, заключил его и пытался выполнять, — они что, с Марса к нам прибыли, злой нездешней силой были поставлены нам во главе страны и наделены правом решать нашу судьбу, нас не спросясь?

Нет, мы живем в демократической стране. Власть у нас не от Бога, не от иноземного тирана. Она избрана нами самими, уполномочена править страной, благодаря нашим же голосам. При всей условности одобрения Осло израильтянами, где были и покупка за «мисубиси» бывшего электромонтера вместе с будущим наркоторговцем и иранским шпионом, и начало переговоров с ООП без ведома руководства страны и даже МИДа, при всем при этом — демократическая процедура была соблюдена. Договор заключали люди, имевшие на то полномочия, и ими наделили их мы.

Я имею в виду все израильское общество. И в силу принадлежности к нему – всех нас. Включая тех, кто за левых тогда не голосовал, кто голосовал, не сознавая, что выбирает левых. Включая «русский Израиль», хотя именно он считается безоговорочно, до экстремизма правым (в свое время говорили: подвержены имперскому сознанию), в большинстве своем и является таковым. В хуле Осло и вообще отрицании всяких уступок арабам этот сектор израильского общества, пожалуй, самый непримиримый.

Но как не вспомнить, что Рабин, заключивший эти соглашения, пришел к власти в 1992-м во многом благодаря «русским» голосам? Да, русскоязычные репатрианты избирали его и его партию не ради примирения с Арафатом и возвращения его тунисской банды на родину. Голосовали за легендарного боевого генерала, начальника Генштаба в победной Шестидневной войне, обещавшего социальные блага и рабочие места. Но сделал он то, что сделал.

Да, большинство тогдашних «русских» было совсем свеженькими репатриантами, плохо ориентирующимися в обстановке в стране и специфике предвыборной риторики. Это многое может объяснить и оправдать… Если бы ту же наивность и недальновидность не проявляли израильтяне, в том числе их русскоязычная часть, еще и еще.

Последовательность повторений

Решительные и драматические шаги по пути Осло с тех пор предпринимались неоднократно. И каждый раз на них шли легитимно избранные лидеры, которые получили мандат на это от нас.

Около сорока процентов русскоязычных репатриантов избрало премьером в 1999 году Эхуда Барака. Тоже не ради новых уступок Арафату, раздела Иерусалима, ликвидации поселений и создания палестинского государства под руководством террористов.

Голосовали за «солдата номер один», действительно блистательного военного, обаятельного парня, обещавшего покончить с религиозным диктатом. Словом он не обмолвился в ходе предвыборной кампании о своих истинных планах после избрания. Герои Осло – Перес и Бейлин – в то время даже не появлялись, как будто их и не было. Но получив полномочия, Барак занялся именно тем, ради чего пришел на свой пост.

Дело вовсе не в том, что нельзя голосовать за левых. После Осло, эксперимента Барака в Кэмп-Дэвиде, обернувшегося Второй интифадой, левые идеи настолько себя дискредитировали в израильском обществе, что от принадлежности к левому лагерю открещиваются даже те, кто их разделяет.

Всякий желающий возглавить страну должен избегать этой черной метки, чтобы получить поддержку большинства избирателей. Сначала получи мандат, а потом делай, что задумал, но никак не раньше.

Это простое правило, рассчитанное на восприимчивость израильского избирателя к вывескам и декларациям, работает почти без осечек.

Кто мог заподозрить в левизне великого без преувеличения генерала Шарона, грозы арабов с репутацией бульдозера? Но возникли обстоятельства (как многие считают, сугубо личные) – и он сделал следующий решительный шаг по пути Осло – одностороннее отступление из Газы.

Здесь особенно интересно не внезапное перерождение блистательного Арика – в конце концов, человек – он прежде всего человек, и с ним на старости лет может произойти всякое.

Гораздо важнее и показательнее, что на момент принятия решения об отступлении из Газы его поддержала его партия – флаг, оплот и символ правого лагеря – «Ликуд».

Бунт части лидеров «Ликуда», который и подвиг Шарона на  создание альтернативной партии – «Кадимы», произошел уже позже, по фактически процедурным вопросам «размежевания»  — из-за Филадельфийского коридора и в значительной мере по личным мотивам «бунтарей».

Но что характерно для этой – лишний раз подчеркну – правой партии: большинство ликудовских лидеров пошли за Шароном в «Кадиму», партию – еще раз подчеркну, — созданную специально для «размежевания», то есть продолжения Осло. Перспектива высоких постов в будущем правительстве оказалась важнее правых принципов.

Голосуем сердцем, отключаем голову

Но мы говорим об ответственности избирателя (то есть всех нас). Ему не светили престижные и сладкие джобы, как ликудовским перебежчикам (многие из них уже вернулись и занимают высокие посты в опять ставшей родной партии), корыстного интереса не было. Он в массе своей не полевел и продолжал сокрушаться по поводу Осло. Шарон, в отличие от Рабина в 1992-м и Барака в 1999-м, не скрывал своих планов после выборов.

Однако за эту партию откровенных политических интересантов, беззастенчивых ренегатов, партию, рожденную для ясной и объявленной цели продвижения по пути Осло, готово было проголосовать большинство избирателей, в том числе «Ликуда». «Кадиме» опросы предсказывали больше сорока мандатов. Так, по крайней мере, было до того, как инсульт свалил Арика в кому.

Однако и после того, как «Кадиму» возглавил Ольмерт, никогда не пользовавшийся народной любовью, лишенный обаяния и харизмы Шарона, она получила 29 мандатов – значительно больше всех.

И естественно, с таким высоким общественным доверием пошла дальше по пути Осло. Ольмерт не Шарон, никаких тормозов у него не было. Только упрямство Абу-Мазена (закономерное, поскольку не палестинское государство и не Восточный Иерусалим является целью палестинского руководства) спасло нас от капитуляции гораздо большей, чем в Осло, которую предложил ему Ольмерт в Анаполисе.

Ольмерт, которого выбрали мы, в том числе непримиримые по отношению к уступкам арабам «русские».

Верность граблям

Я не хочу повторять известную фразу о том, что история ничему не учит. В ней содержится оправдание, а у избирателя, который каждый раз, идя на выборы (и только в этот момент получающий право определять судьбу своей страны сам), решает самостоятельно, как ему поступать, кого провести во власть, и приводит таких, этого фаталистического оправдания нет.

Повторение одних и тех же ошибок в сходных обстоятельствах – признак глупости. В данном случае – гражданской несостоятельности.

Перес – во многих своих свершениях великий израильтянин – умер. Бейлин не у дел. Рабин убит. Но и у нас нет права поносить их за Осло. Потому что к нему причастны все мы.  И те, кто обманывался тогда, и те, кто повторял те же ошибки после, и те, кто вновь готов их повторить, поскольку выводы из прежнего поведения не сделаны.

А они не сделаны. В этом убеждают и сегодняшние прогнозы на предстоящие выборы.

Как иначе воспринимать то, что второй (если не первой) фракцией в будущем Кнессете предстоит стать партии, единоличный лидер которой за пять лет пребывания в политике, высказываясь о чем угодно, ухитрился никак не раскрыть своей позиции по главному политическому вопросу, отделывается только общими декларациями? Или то, что за бывшего начальника Генштаба, едва объявившего о своем намерении пойти в политику и словом не обмолвившегося о своих политических планах, готово голосовать такое количество израильтян, что он сможет эту политику определять. Или то, что «Ликуд», по прогнозам, получит столько же мандатов, как когда-то Шарон, и с таким запасом доверия лидер «Ликуда» сможет сделать все, что захочет, а личные обстоятельства у него могут сложиться такие же, как у Шарона.

Ничему не научились. Потому честить Осло бессмысленно, если сохраняется вероятность его повторения – по-прежнему с нашим участием.

Владимир Бейдер

Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы