Слово эксперта

Муниципальная кампания будет неимоверно грязной

На ненависти нельзя что-либо строить

Давид Годовский — политический блогер, бывший начальник организационного отдела НДИ. Годовский — один из лучших специалистов по организационной работе на «русской улице». В том числе, когда речь идет о муниципальных выборах.

Юрий Бочаров считает, что на следующих выборах ожидается крах «русских» партийных списков. Согласен ли ты с этим утверждением?

— Я уважаю Юру и не собираюсь с ним полемизировать. Он политтехнолог (почему-то это название сразу вызывает у меня ассоциацию с технологом кондитерского цеха), и он, как всякий политтехнолог, строит теории и делает обобщения, подгоняя под них исходные данные и конкретную ситуацию.

Что такое «русский партийный список»? На мой взгляд, подпадающих под такое определение муниципальных списков остается совсем мало. Это давний процесс.

— И этот процесс имеет положительную сторону?

Прежде всего он говорит о том, что русскоговорящие муниципальные лидеры смогли пробить «стеклянный потолок», и сегодня руководят в городах не только отделами абсорбции, но и другими важнейшими муниципальными службами. И комиссиями по строительству и планированию, и портфелем образования, и Экономическими компаниями.

Ну в самом деле, можно ли считать «русским партийным» список Рины Гринберг в Кармиэле? Надеюсь, в этот раз она станет мэром, и естественно, поддерживает её население города, хотя русскоязычная община конечно составляет мощную основу.

Или список Ромы Переса из Йокнеама? Это городской список, и называть его «русским партийным» невозможно. Поэтому говорить о крахе, это делать именно те обобщения, о которых я говорил вначале, и которые к действительности не имеют никакого отношения. Эти обобщения не позволяют также взглянуть на города дифференцированно. К примеру, если мы говорим про Бат-Ям, или Ашдод — русскоязычные общины в этих городах, по меркам нашей маленькой страны, огромны, и дадут голоса своим лидерам. Ну а там, где нет достаточно русскоязычных избирателей, то те, кто ставит только на общинную карту, могут проиграть. И это естественно.

Что сулит нам муниципальная страда 2018 года? Следует ли ожидать чего-нибудь неожиданного?

— Ох, тут много, о чем можно говорить. Во-первых, чисто технические новшества. Впервые день муниципальных выборов, напомним, что речь идет про 30 октября, будет всеобщим выходным днем.

— Чем это чревато?

— Как это скажется, трудно оценить. На первый взгляд, должен вырасти процент голосования. Причем, среди светского населения. С другой, многие могут, наоборот, уехать на пляж и шашлыки.
Еще одно новшество: впервые государство будет финансировать и выборы мэра. До этого давали деньги только на список, а если во главе списка шел кандидат в мэры выкручивались, как могли. То, что выборы мэров тоже будут финансироваться, может привести к появлению множества кандидатов в мэры, у которых нет никаких шансов избраться, а есть только желание получить финансирование.

А вообще муниципальная страда 2018 будет очень ожесточенной прежде всего в крупных городах. Иерусалим и Хайфа — в первую очередь. Но и Ашкелон, Ашдод, Ришон — все карты открыты и может быть много неожиданностей. Такое ощущение, что только мэр Беэр-Шевы может спать спокойно.

Ну и еще одним, на мой взгляд, эта кампания будет выделяться. Хотя в этом нет ничего неожиданного. Мы уже можем наблюдать за тем, что кампания в некоторых городах будет неимоверно грязной.

— Неимоверно грязной?!

До выборов еще полгода, а комья грязи летят уже во все стороны. При этом, поскольку заниматься настоящим «черным пиаром» умеют лишь единицы, кандидаты подразумевают под этим понятием открытое поливание грязью оппонентов. Без всяких моральных ограничений.

Это, конечно, обусловлено и развитием социальных сетей, где каждый имеет возможность дать волю речевому поносу. Вот только зачастую, результатов подобных грязных кампаний становится резкое понижение процента голосования. Избиратель, видя такое, предпочитает остаться дома и не мараться.

— Можно ли сегодня говорить вообще о «русской улице» и «русском избирателе»?

— Давай договоримся… О «русскоязычном избирателе»? Да, можно. Но опять же, все очень сильно зависит от конкретного города. Когда политтехнолог берет избирателей Бней-Аиша и избирателей Иерусалима, и суммирует их, то это полный нонсенс. Но, по-прежнему, многим русскоязычным избирателям важно, чтобы у них был адрес обращений в муниципалитете. И для многих важно иметь возможность обратиться и на русском языке.

А во многих городах, кстати, сами мэры поняли уже давно, что им стоит объединить усилия с представителями русскоязычной общины. Скажем, в Акко, где мэр Ланкри и вице-мэр Зеэв Нойман, уже не первую каденцию объединяют свои усилия и идут совместным списком на выборы. Опять же, все сильно зависит от города, от состава населения. Обобщения здесь не к месту.

Мне кажется, что, благодаря борьбе с субботними продажами и прочими нововведениями Арье Дери и фундаменталистов Ликуда, усиливается тема, связанная с взаимоотношением государства и религии. И вся страна оглядывается на Ашдод. Насколько важен будет вопрос взаимоотношения с религией на будущих выборах?

— Трудно сказать. Опять же, город городу рознь. В Ашдоде, где ликудный мэр стал сдавать город ортодоксам, борьба выплеснулась на улицы. Продержится ли она — не уверен. Но играть свою роль этот вопрос на выборах в этом городе будет безусловно.

Приобретет ли это всеизраильские масштабы, не уверен. В каких-то городах, без ортодоксов мэром не стать, и все кандидаты, несмотря на риторику, будут пытаться договариваться.
(Хотя пример Арада, когда нынешний мэр доказал, что можно стать мэром без поддержки ортодоксов, которым Тали Пласков на предпоследних выборах практически сдала город — такой пример тоже имеет право на жизнь.)

А в каких-то наоборот. Например, события в Иерусалиме. После того, как Лицман заявил, что гурские хасиды поддержат только того кандидата, который закроет вечером рынок Махане-Йегуда, все кандидаты в мэры дружно дали ему отпор.

— В интервью Юрий Бочаров говорит: «Для избирателей порой не важно, как политик будет решать те проблемы, о которых говорит, важнее то, что эти проблемы обозначены. Отсюда следует, что проблема должна быть значимой. А будет ли это вопрос «религиозного засилья» либо «немедленной аннексии сектора Газы» — решать местным кандидатам в депутаты». Не кажется ли тебе, что «русским спискам» мешает мелкотравчатость? Они боятся ставить масштабные задачи. Какие значимые проблемы могут поднять русские списки в разных городах Израиля?

— Ты знаешь, какая проблема больше всего волнует население многих городов? Причем, и у русскоязычного избирателя эта проблема обычно стоит на одном и первых мест в рейтинге приоритетов. Чистота города! Его внешний вид. Это мелкотравчато? Но от этого зависит качество жизни горожанина. Для того, чтобы город был чистым, его житель платит из собственного кармана. Арнона идет именно на это. И если городские власти не уделяют решению этой проблемы достаточно внимания, то это сказывается на поддержке их горожанами. Но опять же, давайте не обобщать. Каждый город — это его жители и его проблемы.

Полагаю, что в Хайфе на этих выборах крайне остро будет стоять проблема арабо-еврейского сосуществования.

А в Маалоте, скажем, проблема «бегства» молодого населения. А это, прежде всего, проблема образования. Возможно, что выборы мэра в Маалоте будут одной из главных неожиданностей этой муниципальной кампании.

— Может ли принести электоральные выгоды разжигание межобщинной розни?

— Думаю, что вряд ли. На ненависти нельзя что-либо строить. А даже если это и принесет сиюминутный успех, через 5 лет это аукнется. Обязательно. А 5 лет пролетают очень быстро.

— Муниципальные выборы воспринимаются как грандиозный смотр сил перед общенациональными, которые, скорее всего, будут сразу после них. Означает ли это, что партии более серьезно отнесутся к своим муниципальным придаткам?

— Да никакой это не смотр. К последующей поддержке партий на общеизраильских выборах это имеет очень мало отношения. А ведущие партии, так или иначе, относятся к этому очень серьезно. Вон, в Ликуде даже проводят городские праймериз для составления списков. Только это делается, как всегда, с такой подковерной борьбой и такими сомнительными методами, что иногда лучше от подобной «демократии» держаться подальше.

Есть партии, для которых муниципальная база очень важна. И не только потому, что это потом поддержка на выборах. Но и потому, что речь идет об одной из ветвей власти. Такой же важной, как и остальные.

Скажем, НДИ относится к этому очень серьезно. И её лидер, несмотря на то, что решает общенациональные задачи, находит время и для помощи своим представителям в городах. Вообще эта двусторонняя связь очень важна. В НДИ она базируется еще и на идеологической основе.

А, скажем, мэрам от партии Авода идеология по барабану. Им важно быть в партии, в которой есть министр финансов. Поэтому мэр Хайфы и мэр Маалота недавно перешли в партию Кулану. Вряд ли им это поможет.

Кстати, даже такие однодневные партии, как «Еш Атид» пытаются играть на муниципальной платформе. Мэр города, который был арестован сегодня утром — именно их мэр. А на юге есть муниципальный совет, где выборов не было никогда. Киббуцы и мошавы заранее выбирают одного кандидата и все.

Внезапно Яир Лапид объявил, что у него там будет свой кандидат — женщина. Так что партии так или иначе участвуют в муниципальных кампаниях. Кто-то мощно, как НДИ и Ликуд, а кто-то слабее.

Давид Эйдельман

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы