В сетиОсобый

Израильский закон «о защите верующих»

Депутат от “Ликуда” Тали Плоскова подала в Кнессет поправку к закону, приравнивающую, как она сама сказала, “подстрекательства против религиозного сектора к расизму”. Проще говоря, законопроект, который создаст местную форму закона “о защите (чувств) верующих”. Очевидным объектом такого закона, в случае его принятия, будут все политики, поднимающие темы религии и религиозных организаций в своих предвыборных кампаниях. Кроме того, в случае принятия, прилететь может всем, кто публично высказывается о религии и религиозных организациях в интернете. Журналистам или блогерам вроде меня. Такой закон открывает возможность интерпретации всего, что говорят светские и атеисты в отношении религии как расизма и попытки подстрекательства против.

Вообще, приравнивать антиклерикализм к расизму — абсурд по определению. В Израиле это вряд ли приведет к уголовным делам за “ловлю покемонов” в церкви, однако может привести к тому, что дела начнут открываться, как сегодня в России, в отношении вчерашних школьников, которые размещают на своих страницах антирелигиозные мемы, комментарии и прочую ерунду.

Даже без этого закона на прошлой неделе мы стали свидетелями мракобесной травли невероятно талантливого юмористического сериала “Евреи идут”. Травли в исполнении министров, на минуточку. С появлением такого закона мы рискуем оказаться на минном поле чьих-то суждений о морали и совести. Чьего-то ханжества и чьей-то субъективной нравственности. Но самое главное, ни в коем случае нельзя ставить знак равенства между даже самыми агрессивными антиклерикальными высказываниями и дискриминацией по национальному признаку. Это создает правовой перекос и станет причиной множества спорных решений, манипуляций, а может быть, и политических дел. Это дорога из условной Великобритании во вполне себе реальный Иран. В этом тексте я постараюсь объяснить, как это происходит.


Израильский закон «о защите верующих»

“Социальные сети переполнены провокациями, оскорблениями на почве религии, страны исхода, акцента и цвета кожи. Поданный мною законопроект должен устранить эту вседозволенность и дать понять людям, что такие действия не останутся безнаказанными”, — именно так комментирует свою инициативу Тали.

Границы дифференциации “подстрекательства” от критики и свободы слова — вопрос непраздный и только кажется ерундовым. По факту же, их (подстрекательства и оскорбления) можно за уши притянуть к чему угодно, было бы желание. Международная практика применения таких законов очень спорная. Так как Тали подала законопроект, судя по всему, руководствуясь политическими целями, ей было не до каких-то там исследований, предлагаю депутату свой анализ. За основу возьмем американское право, как самое прогрессивное с точки зрения защиты от расизма и, вместе с тем, нагруженное работающими механизмами защиты основных прав и свобод человека.

Итак, американский подход призван, с одной стороны, защитить свободу слова — как фундаментальное право каждого гражданина, с другой стороны, защитить различные малые группы от расизма и дискриминации. Как это работает? Объясню на пальцах, очень упрощенно. У человека есть объективные и субъективные характеристики. Объективные не связаны с его личным выбором: принадлежность к расе, национальности, акцент, стране происхождения, физические особенности. Все это жесточайшим образом защищается законом. Любая критика или хейт в отношении объективных характеристик человека — уголовное преступление. Но существуют субъективные характеристики человека, связанные с его выбором, образом жизни, привычками: все это не попадает под законы о “расизме”. Все это можно обсуждать публично в вечерних шоу, иронизировать, критиковать и пр. К субъективным характеристикам относится и религиозная принадлежность, а также все, что с этим связано, включая образ жизни, одежду и пр. Все это критиковать можно, иронизировать над этим можно, обсуждать можно, даже насмехаться и выступать активно против (так делают атеисты). Этим, кстати, активно пользовались антисемиты в США, потому что до недавнего времени “еврейство” считалось там исключительно религиозной принадлежностью, что, конечно, полная глупость. Эту проблему исправили, теперь “еврейство” это и национальная группа тоже, finita la comedia, в кампусах больше нельзя устраивать антисемитские шабаши. Но вернемся к нашим баранам.

Все страны в мире делятся на две группы с точки зрения отношения к “оскорблению верующих” и “подстрекательству” против них. Первая группа, назовем ее условно, “страны здорового человека”, в нее входят государства вроде США, Австралии, Великобритании, Дании, Исландии, Италии и др. В них наказание за “оскорбление верующих” и за “подстрекательство против религии” отсутствует или является административным (штраф). При этом важно подчеркнуть, что большая часть этих стран не просто клерикальные, но и имеют официальную государственную религию (в Великобритании, например, парламент принимает тексты молитв). В этих странах есть очевидная тенденция к либерализации подхода к обсуждению религии в публичном пространстве в пользу свободы слова. Поверьте мне, это не случайно и это правильно.

Вторая группа стран с точки зрения отношения к “оскорблению верующих” и “подстрекательству” против — это группа, которую можно условно назвать “страны курильщика”, там прекрасная компания: Иран, Пакистан, Афганистан, Нигерия, Иордания, Кувейт, Россия, Саудовская Аравия , Турция и пр. В этих странах можно заимствовать не только формулировки для поправки, но и богатую практику применения. Особенно интересны тут две вещи: 

1) Все эти страны имеют отчетливую тенденцию к ужесточению наказаний по предложенной поправке, 

2) Многие из этих стран еще недавно были гораздо более либеральными с точки зрения свободы слова и религии, но за несколько десятилетий клерикализации скатились в экстаз закона и мракобесия. 

Кстати говоря, несмотря на кондовость и средневековье, все эти страны, к которым Тали хочет нас присоединить, быстро сообразили про интернет и распространили имеющийся закон и на это пространство. В России, например, есть десятки приговоров против вчерашних школьников за репосты картинок и мемов про религию. Тали, вы же это имеете ввиду, когда говорите, что “социальные сети переполнены провокациями, оскорблениями на почве религии…такие действия не останутся безнаказанными”?

Ну и кроме шуток. Мне понятен мотив Тали Плосковой. Ей очевидно не нравится риторика антагонизма, которую от выборов к выборам подогревают светские партии в отношении религиозных групп. Точно такая же, а часто и гораздо более агрессивная риторика исходит от религиозных партий по отношению к светским, “русским”, “гоям” и пр. Об этом тоже есть в предложенной поправке. Однако предлагаемый Тали закон не только не поможет решить существующую проблему (а она есть), но только усугубит ее после первого же судебного решения. Законы «о защите верующих» всегда играют против верующих и тех, кто такие законы лоббирует. Нет ни одной страны, где было бы иначе. Эти законы ставят в слабую позицию религию, а религиозных делают предметом нападок и еще большего антагонизма со стороны светских в СМИ и в интернете. Самый простой способ отвратить подрастающее поколение от религии и традиций — сделать ее государственной и окружить ореолом из официоза, формализмов и охранительных законов. Ваша поправка — очередной шаг в этом направлении.

Нельзя наступать на горло свободе слова. Эта свобода — единственное, что удерживает противоположные электрические заряды в нашем обществе от замыкания и взрыва. Если запретить людям говорить про религию в соцсетях, в СМИ и в Кнессете, то они выйдут на площади и всем нам мало не покажется. 

Марк Новиков,
Дежурный по Израилю

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы