В сети

Спросить Либермана

Фотографироваться с известными соотечественниками я не люблю, чтобы потом как бы небрежно разбросать по квартире эти снимки с Шамиром, Рабиным, Пересом, Шароном и Биби. Думают, что к ним скоро в Дом престарелых придут пионеры. Мой товарищ Лев Авенайс большой оригинал, собрал в коллекцию политических и прочих звезд, с которыми он (простите) писал. После убийства Ицхака Рабина меры безопасности усилились, так что мемуары продолжить не удалось.

Израиль безумно демократичная страна и договориться об интервью с любым министром для своего издания, не составляет особого труда, это они рады любому упоминанию о себе. Мои российские коллеги и читатели недоумевают, а для нас любой политик – всего лишь менеджер, которому мы делегировали определенные функции.

Общаться с министром обороны Авигдором Либерманом, тем не менее, всегда интересно. Вроде неформальная встреча в Доме журналистов, а пришли почти все известные представители русскоязычных СМИ. Он откровенен, парадоксален и старается не уходить от вопросов, если они уж совсем не касаются соображений военной цензуры, а другой цензуры, поясняю, дорогие российские читатели, у нас в стране нет. Поэтому об успехах «ВВС Лихтенштейна» в сирийском небе, «как сообщает иностранная пресса», об уничтожении высокопоставленных военных из корпуса стражей иранской революции (КСИР) говорит достаточно подробно и откровенно:

— Нет никакой армии Асада, единого командования, а есть разрозненные отряды, военные милиции, переодетые в сирийскую форму бойцы Хизбаллы и КСИР. Есть 600 тысяч убитых в гражданской войне и 7 миллионов беженцев. Речи нет о едином антиизраильском фронте, на Ближнем Востоке каждая страна воюет с соседней и внутри себя. Возьмите Ливию, Йемен с его сунитами и хуситами, сотнями враждующих племен. Мира в нашем регионе можно дождаться после прихода Миссии, не раньше. Определенного мирного урегулирования, как мечтает Трамп, достичь можно исключительно экономическими санкциями, чему Абу-Мазен будет сопротивляться до своего последнего вздоха. Эхуд Ольмерт, будучи премьером, о чем он сам пишет в своих мемуарах, давал раису практически все, и где результат…

И тут в Либермана летит вопрос:

— Расскажите о ваших разногласиях с влиятельными генералами Генштаба по поводу возможной крупномасштабной операции в Газе.

— Понимаете, Израиль, как и любое сильное государство, способен выигрывать только те войны, в которые мы вступили, потому что не было другого выхода. Вот возьмите Вторую Ливанскую, нам ведь никто не мешал. Американцы проиграли во Вьетнаме, потому что не смогли ответить на вопрос:- Что там наши солдаты забыли? И его на лужайке под Белым Домом задавали все чаще. А у Вьетконга была четко выраженная идеология и готовность за нее умереть.

Мы так поняли, что в ближайшее время большой операции в Газе не будет. Или неправильно поняли, потому что ситуация на Юге, по мнению самого министра, может мгновенно измениться.
О визите Нетаниягу в Москву говорит тоже интересно:

— Мы мост между Америкой, НАТО и Кремлем, очень эффективно работающий мост при неукоснительном соблюдении своих интересов.

Понятно, Либерман знает больше нас, а противники Биби, тоже понятно, могут злорадно писать, что миссия недостижима. Не позвонил же Путин в Тегеран и не потребовал вывести КСИР из Сирии.
Ивету чрезвычайно интересно работать на своем посту. Его европейский коллега на какой-то встрече протянул визитку, там было написано «Министр спорта и обороны». Объяснил, что все хотели возглавить спортивное ведомство, пришлось и оборону брать в довесок.

— Какой страны? – интересуемся мы.

— Австрии.

О Европе и ее взгляде на израильско-палестинский конфликт говорит тоже нетрадиционно:

— Я был тогда министром инфраструктуры и отправился в свой первый зарубежный визит в Хорватию с целым пакетом предложений по экономическому сотрудничеству. А тут как раз ликвидировали шейха Ясина.

— Ну, все, — говорит наш посол, — держись, теперь только отбиваться.

Встретился с коллегой, ни слова о Ясине. С министром финансов, премьером, опять ни слова о шейхе. Затем была пресс-конференция и тогда сам спросил. А мне отвечают, к нам недавно «Элит» приезжал, так что будет с совместным производством шоколада?

Либерман увлеченно рассказывает о военной промышленности – флагмане нашей экономики, контрактах, хайтеке в оборонке, уникальных ноу-хау разведки. Он в этих вопросах плавает, как рыба в воде.

Но, если так, — спрашиваем, — может, мы перейдем на профессиональную армию? И ортодоксов привлекать не надо, создание условий для их службы — удовольствие недешевое.

— Никогда, — отвечает. — У нас народная армия, это извините за высокий стиль, плавильный котел. Армия держится на резервистской службе, это основа ЦАХАЛа. Я вот инспектировал Южный военный округ. Вот что заставляет командира дивизии-резервиста, отца четверых детей, главу хайтековской фирмы месяц торчать в Негеве, мог бы поехать с семьей в отпуск? Нет, это его долг стране, его выбор.
А вы знаете, какие харедим в боевых частях, в разведке и их становится все больше.

И тут я задал довольно гадкий вопрос: Имеет ли министерство обороны какое-то отношение к альтернативной службе харедим? Напомнил о скандале с приписками, огромных деньгах, которые отмываются на этой фиктивной службе, куда приходят только во время очень редких проверок.
— К сожалению, никакого. Альтернативная служба харедим традиционно патронируется министром от партии МАФДАЛ и переходит вместе с ним под крыло то минисельхоза, то в другое ведомство. Конечно, с этим давно пора кончать и подчинить эту службу министерству обороны.

По брезгливому выражению его лица было нетрудно догадаться, что он думает о партнере по коалиции и одиозном министре Ури Ариэле лично.

Удивительная все-таки страна Израиль, одной ногой мы крепко стоим в XXI веке, а другой — то ли застряли в Вильно где-то в XVIII-том или в 50-х годах XX-го. Но караван идет.

Леонид Луцкий

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы