Скандал

Стоны в пробке

«Алло! Что ты спрашиваешь? Где я? Я в пробке. Да, давно. Когда? Что «когда»? Алло, алло! Говори громче: у меня уши заложило».
(Из подслушанного разговора)

Я не знаю, с кем говорил этот потенциальный пациент ЛОР-врача. Может, с женой. Может, не с женой. Может, вообще с кем-то повыше. Может быть, даже с министром транспорта и разведки? А что, должен же водитель хоть чем-то занять себя в нескончаемой израильской транспортной пробке?!
Да только сдается мне, что проблемы со слухом образовались не только у него, но и у министра Исраэля Каца. Из-за треска рапортов о личных дорожно-транспортных свершениях и раздаваемых налево-направо громогласных советов по военным делам не слышит главный путевой разведчик страны стонов наших. А издаем мы эти душераздирающие звуки уже давно и сразу по нескольким поводам.

Конечно, идя в автосалон, будущий владелец новой машины уже постанывает от мысли о цене покупки. Ведь налогообложение на нее в Израиле одно из самых высоких в мире. А если сравнить сумму, с которой расстается покупатель автомобиля, со средней зарплатой, то наш маленький Израиль становится мировым рекордсменом в области данной обдираловки.

Но стенать «израильскому Козлевичу» придется еще много раз. Из-за стоимости страховки, опять-таки сильно превышающей европейские стандарты. Из-за фантастически задранных цен на горючее, безбожно дорогих запчастей и т.д. И везде налоги, налоги и налоги…

Логично было бы предположить, что рекордное израильское налогообложение транспортных средств, сделавшееся едва ли ни вторым по величине источником дохода для государства (40 миллиардов шекелей в 2017 году, или в среднем по 12 тысяч шекелей в год с каждого автомобиля) должно идти на народные же нужды. В частности, на успешное развитие дорожно-транспортной системы страны. Ан нет…

Реновация железнодорожного сообщения, широко рекламируемая минтрансом скоро перейдет в разряд грустных анекдотов. Вроде того, где Бержнев задергивает шторки на окне вставшего, как вкопанный, поезда и, шамкая, произносит: «Товарищи, мы неуклонно двихаемся уперод!»
Не до веселья и жителям перерытого вдоль и поперек Гуш-Дана, хотя сроки пуска «легкого метро» в этих городах все более отдаляются и тонут в тумане. (А ведь, кстати, именно этот 20-миллиардный проект — виновник большинства транспортных пробок в мегаполисе.)

Огромные средства вбиваются в асфальтирование дорог и ремонт развязок, но зачастую не в то время и не в том месте, где это можно и нужно. А что возможно, где и когда, так то и вовсе не проектировщики, строители и градоначальники решают, но люди в черных шляпах. «Сказано, не будете работать по субботам? Все, свободны!»

Наконец, общественный транспорт. Вот чье планомерное развитие спасло бы Израиль от пробкообразования. Не покупали бы наши люди по две машины на семью, чтобы добираться на работу, завозить детей в школы и детсады, если бы можно было делать это в качестве пассажиров общественного транспорта. Но нет пока надежды ни на его пунктуальность, ни на удобство его маршрутов, ни на достаточность рейсов. И самое главное: часы и дни работы. В стране, где пользоваться общественным транспортом можно только пять с половиной дней вместо семи, частные автомобили будут множиться, и пробки на дорогах останутся вечным бедствием.

Кстати, о вечном. О вечном субботнем домашнем аресте для «безлошадных». С тем, чтобы сограждане и избиратели, не имеющие личных авто, были напрочь лишены возможности проводить свой досуг, поддерживать родственные связи в выходные и праздничные дни, полностью согласен лично министр транспорта Исраэль Кац. Три месяца назад он в который уже раз объявил незаконной деятельность частных автобусных линий по субботам. Даже их, не говоря уже о большем! Министр-запретитель верен слову, данному союзникам-ультраортодоксам.

А стоны сограждан своих как услышишь, когда пробки и на дорогах, и в ушах?..

Лазарь Данович

Метки (тэги)
Показать больше

Статьи на близкие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы